протоиерей Евгений Чунин

Облик христианина как свидетельство его веры во Христа

«Вся́кая женá, молящаяся или прорóчествующая с открытою головою, постыжáет свою голову; и́бо это то же, как если бы она была обри́тая. И́бо, если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижётся; а если женé стыдно быть остри́женной или обри́той, пусть покрывается.»
[ап. Павел - к Коринфянам 11:5-11]

* * * * * * *

Сегодня я хочу снóва напомнить вам, брáтие и сéстры, о том, с каким вниманием мы должны относиться к своему христианскому óблику, в особенности - в связи с наступившим летом.
И моё ны́нешнее слово, в первую очередь, будет обращено к женщинам, нашим прихожáнкам разного возраста.

Все мы знаем, в каком христианском óблике, в какой одежде подобáет нам приходить в храм Бóжий и, вообще, в каком виде пребывать во время моли́твы. Слава Бóгу, в старообря́дчестве эти порядки являются общепринятыми и соблюдаются повсемéстно; в отдельных храмах могут существовать ещё и местные, более строгие обы́чаи.
Так, в нашем храме давно ужé стало доброй традицией, что многие христиане имеют особенную церкóвную одежду: все прихожáне, а не только клирошáне, шьют себе женщины - красивые однотóнные сарафáны, мужчины - строгие чёрные кафтáны, чтобы за богослужéнием меньше отвлекаться на одежду и внешний вид свой и других христиан. И это, безусловно, хорошо: это помогает сосредоточиться на моли́тве.

Однако, летнее время каждый раз приносит дополнительные соблáзны и иногда, всё-таки, приводит к нéкоторым «сбоям» в установившемся порядке.
Кто-то пришёл в слишком коротеньком платье или юбке, у кого-то не по-церкóвному короткий рукав... Такому человеку прихожáне могут сделать вежливое замечание, подсказать, как правильнее следует одеться для посещёния храма - на это не следует обижаться.

Как чи́нно, как торжественно совершáется богослужéние, когда не только церковнослужи́тели, но и все остальные его участники своим внешним видом, возвы́шенным настроением и подчёркнуто строгим поведением показывают всеобщее единéние в совершáемых богослужéбных действиях!
Но обращали ли вы внимание на то, что происходит, лишь только завершится торжественное дéйство церкóвного служéния? Как нéкоторые из наших добрых и усéрдных прихожáнок, чуть дождавшись окончания моли́твы, стремятся побыстрее скинуть с себя этот благолéпный христианский óблик и оставить его в храме на вешалке...

Я говорю теперь ужé не только о сарафáне или кафтáне: сарафáн - дело добровольное. Вместе с церкóвным сарафáном нéкоторые дамы готовы тут же снять и платок с головы, и вот, нáскоро забежав в раздевалку, выходят из церкви Бóжией простоволóсые, оставшись в лёгком открытом плáтьице. Причём, так поступают не только самые юные, но даже и вполнé «взрослые» наши прихожáнки...
Они разсуждают примерно так: церкóвная служба ужé закончилась, и потому, мол, требования к внешнему виду могут быть пока отставлены.
Да, церкóвная служба завершилась, но разве наша обязанность сохранять христианский óблик ограничена только временем богослужéния?

Все мы любим присутствовать на торжественных венчáниях. Мы привыкли к тому, что прежде чем состоится венчáние, невесте благословля́ется носить повóйник (убрýс). Для этого свящéнником прочитывается специальная моли́тва, после которой повóйник возлагáется на главý невесты.
Итак, каждая невеста, ещё прежде, чем станет женой, приемлет благословéние носить повóйник (и, значит, покрывать свою голову) - в знак того, что теперь она уже не является свободной, какой была в деви́честве; теперь она вступает в христианский брак и отны́не принадлежит своему мужу. И мы понимаем, что такое благословéние невеста (как и вся́кая замýжняя женщина) получает вóвсе не на время церкóвной службы, а на всю оставшуюся жизнь. Этим подчёркивается, что теперь на красоту своей жены имеет право взирать только её муж, и на её волосы - так же, как и на всю прочую её красоту...
Нам всем знаком и понятен этот христианский обы́чай, но почему-то многие из нас, бывает, забывают о значении этого благословéния. И каждый раз, снóва и снóва, эта проблема обостряется весной - когда наступает тёплое время, когда все освобождаются от своих зимних одея́ний, и когда нéкоторые в этом «раздевании» стремятся опередить других - снимают с себя нéсколько бóльше того, чем было бы допусти́мо.

Дорогие наши прихожáнки, дорогие сéстры во Христé! Как больно, как нерáдостно всё это видеть и осознавать, видеть, что многим из нас не хватает дýху хранить с дóлжным тщáнием свой христианский óблик.

Я сегодня намéренно не говорю о том, что при недостаточной целомýдренности нашей одежды мы можем оказаться виновны в том, что явим собою соблáзн для чьих-то невоздéржанных глаз, и эта вина ляжет на нас перед Бóгом.
Конечно, это важное обстоятельство всегда надо иметь в виду, но сегодня я говорю даже не об этом.

Давайте зададимся вопросом: как мы проповéдуем Христóву веру среди невéрующих, маловéрующих или вероотстýпников - иными словами, среди большинствá тех, кто нас окружает? Стремимся ли мы проповéдовать им нашу христианскую веру? Не боимся ли показать им свой христианский óблик?
Или, может быть, наоборот: вместо прóповеди Христóвой веры мы скорее готовы, оставив страх Бóжий, показывать безбóжные обы́чаи и тем самым проповéдовать их среди своих христиан, в своём храме? Разве не так это должно быть названо и не таким делом является по сути?

Посудите сами! В какой-то очередной богослужéбный день начинается церкóвная служба - но, как обычно, не все собираются в храм к её началу. Многие подтягиваются позже, когда служба ужé идёт. Приходят наши прихожáнки, нéкоторые - с непокрытыми головами, и прямо так, простоволóсые, заходят внутрь храма. При этом проходят мимо таблички, которая висит в притвóре на стене - для тех, кто не знает наших порядков, на которой чёрным по белому написано, что «женщинам входить в храм с непокры́той головой ЗАПРЕЩЕНО»... Проходят, не обращая внимания на эту табличку, в церкóвные двери, далее - в раздевалку, и там ужé достают из сумочки завéтный «церкóвный» платóк.
Давайте задумаемся: если мы позволяем себе поступать подóбным óбразом, то какими мы показываем себя перед Бóгом и какой пример подаём другим - тем, кто ещё не успел сделаться христианином, не утверди́лся в соблюдении церкóвных порядков? Ведь даже и те, кто ничего не знает о церкóвных прáвилах, обязаны остановиться у этой предупреждающей надписи: совесть не должна позволить человеку шагнуть дáлее.
Так чего стóим мы, знающие о порядках и так бездумно нарушающие их? Что позволяет нам пройти с непокры́той головой мимо запрещающей надписи? Неужéли, наше знание о том, что в храме есть завéтная раздевалка, в которую мы и спешим побыстрее прошмыгнуть, позволяет нам презрéть порядок, общий для всех?

И особенно горько, дорогие брáтия, и прежде всего - дорогие сéстры, что среди тех, кто до сих пор без стыда проявляет подóбное малод&3253;шие, есть и нéкоторые наши постоянные и усéрдные прихожáнки, которые ежедневно мóлятся Бóгу, добросовестно соблюдают посты́ и считают себя вполнé достойными приступи́ть ко Святóму Причáстию.

Неужели так трудно, собираясь в храм в воскрéсный или инóй праздничный день, ещё дома приготовить себя к посещёнию храма самым достойным óбразом? И одеться так, чтобы потом не было нужды надевать длинную юбку повéрх коротенькой, и голову повязывать платком не у храма, а ещё при выходе из дома? Неужели нам кажется невозможным так поступить?
Уж если кто-то стесняется заколоть платок «под булавку», как это традиционно делают женщины-старообря́дки, давайте хоть завяжем его назад - такой вариант можно встретить чаще. Может быть, это ужé не будет вам настолько страшно?
Давайте постараемся и самý дорогу в храм сделать временем нашей моли́твы, нашего усéрдия перед Бóгом. Давайте постараемся, собираясь к церкóвной службе, приготовить себя к этому важному делу и по своему настроению, и по своему виду. Но если, наоборот, кому-то это представляется трудным до невозможности - разве мы не должны сами спешить рассказать об этом на и́споведи, как о я́вном проявлении нашего маловéрия и малодýшия, разве мы не должны сами просить своего духовникá определить нам подобáющую епити́мию для преодоления наших слабостей?
Думаю, это вóвсе не настолько уж трудно, на самом деле. Просто, надо однажды заставить себя переступить порог этакой «застенчивости», которую внушает нам диáвол и которая на самом деле должна быть нам совершенно чужда.

Прошу вас иметь в виду одно горькое обстоятельство. Свящéннику постоянно приходится общаться с разными людьми - и с опытными, устоявшимися христианами, и с начинающими. И тем, и другим иногда приходится что-то объяснять и даже доказывать, часто возникают разговоры о церкóвных правилах и порядках.
И вот, когда свящéнник объясняет очередной новоначáльной христианке церкóвные требования к внешнему виду, а в это время на их глазах в храм заходит с непокры́той головой кто-то из постоянных прихожáнок, заходит уверенно, как к себе домой, - какой вывод может сделать из этого начинающая? Поверит ли она свящéннику, видя, что позволяют себе другие на его же глазах?

Наконец, позвольте привести ещё и такой пример.

Последнее время, бывает, по телевизору показывают молодых мусульмáнок: идут по городу молодые девчонки, по их обы́чаю повя́занные платком по самые глаза... Кто-то оглядывается на них, кто-то удивляется, кто-то восхищается... Приходилось слышать, как и наши христиане (и христианки!), рассказывают друг другу об увиденном и говорят: «Вот, вéра у них какая крéпкая!».
Какой же стыд нам с вами, брáтие и сéстры, вместо того, чтобы тренировать себя в чи́нности и строгости, - мы уже берёмся похваля́ть мусульмáн! Берёмся похваля́ть иновéрцев, когда наша собственная традиция по строгости не только ничýть не уступает их обы́чаям, но и во всём превосхóдит их. А мы, горемычные, оставили свои традиции и теперь чужих похваля́ем!

Вот о чём, дорогие мои сéстры о Христé, мне сегодня хотелось сказать вам. Простите меня, что я вас вроде как немножко побрани́л, и не обижайтесь, так как об этом постоянно болит моя душа.
Давайте, наоборот, вместе воспитывать в себе крепкую вéру, такую, которая поможет нам не малодýшествовать при каких-то бытовых ситуациях.

Давайте научимся думать не только о том, какими нам самим хотелось бы быть или выглядеть, но и о том, как это может отозваться в жизни и в душах других людей.
Не будем забывать, что нам придётся держать ответ перед Бóгом не только за себя, но и за тех, кого мы соблазни́ли, пусть даже и невзначáй.

Давайте приучать себя быть христианами не только по своим делам (это, конечно, очень важно), но даже и по своему внешнему виду. Нет и не может быть для нас никакого смущéния, никаких страхов в том, что мы - христиане, и выглядим соответствующе.

источник: rpso.ru


← … предыдущая  •  следующая … →

 

 

ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project