епископ Михаил (Семёнов)

Каждый делай своё дело

«Пришли и мы́тари крести́ться, и сказали Емý: Учи́тель! что нам делать? Он отвечал им: ничего не трéбуйте бóлее опредёленного вам. Спрашивали Его также и вóины: а нам что делать? И сказал им: никого не обижайте, не клевещи́те, и довольствуйтесь своим жáлованьем»
[Лк. 3:12-14].
«Имеешь ли служéние, пребывáй в служéнии; учи́тель ли, - в учéнии; увещáтель ли, увещевáй; раздаватель ли, раздавай в простотé; начальник ли, начáльствуй с усéрдием»
[Рим. 12:7-8].

«Мы не святы́е... Мы живём в мирý... Где нам спасаться... Разве спасёшься в такой суетé... Только бы прожить как-нибудь»... Не раз мне приходилось слышать такие рéчи. Дурны́е, не христианские рéчи.
Эти рéчи - всегда самооправдание ленивых, которые хотят убежать от обязанности делать своё дело на ни́ве Бóжией и выдумывают отговорки, чтобы обманýть и людей, и Бóга, и самого себя. И как будто именно для них житéйские сказáния полны рассказами о людях, которые спасли́сь среди́ той же житéйской суеты́ - около своего крóшечного житéйского дéла.

Вот, например, один из самых почитаемых подви́жников русской Церкви. Он был настолько невéдом миру, что, когда Бог яви́л его мóщи, не знали, как зовут уже прослáвленного Бóгом святóго. И его жизнь была такой же незаметной, “безымя́нной”, сéренькой.
Что делал этот святóй без имени? Он был деревенский портнóй. Всю жизнь бродил он по и́збам инорóдцев, бóльшею частью беднякóв. Поживёт неделю в бедной семье, обласкáет детишек и потóм потихоньку, не дожидаясь плáты, уходит пораньше, пока хозяева спят. А то, так и сам ещё оставит что-нибудь из того, что заработает у зажи́точных. И мимохóдом везде сéет слово Бóжие, проповéдует о Христé и Егó правде. Это - св. Симеóн Верхотýрский.

В Пролóге рассказывается о другом святóм, для которого ночью сами собой отворя́лись двери Софийской церкви, чтобы он мог помоли́ться в уединéнии. И кто это был? Простой сапожник-шóрник. И угóден он стал Бóгу потому, что так располагал свою простую и скýдную жизнь: «Всё, что заработано, - говорил он, - делю́ на три части: одну себе на пропитание, другую - на товар для работы, третью - ни́щим».
Так же распределяет свои доходы пастух Евхари́ст: «Одну часть мне, другую Бóгу, третью - ни́щим».

Пастух, портнóй, шóрник, сапожник - всё люди мирски́х занятий, мирскóй профессии.

Если мало этих примеров, я назову и ещё: Кóнон огорóдник. Он часть своих овощей раскладывал просто по дороге, чтобы бéдные, которым сты́дно просить, приходили и брали. И вот эта любовная чуткость ввела его в оби́тели святы́х.
Почему? Чем он заслужил ми́лость Госпóдню? Только тем, что среди упорного труда, не имея даже крóва, умел моли́ться и любить...

Нет такого звания, в котором нельзя было бы угоди́ть Бóгу... Нет положéния, в котором нельзя было бы найти для себя дело, угóдное Бóгу. Внеси́ свет Христóва ли́ка в своё маленькое житéйское дело, и ты сделаешь его святы́м и богоугóдным пóдвигом.

Когда св. Иоáнн Крести́тель проповéдовал в пýстыне, он всегда повторял одно: покáйтесь, перемени́те понимание жизни, перемени́те жизнь. Когда к нему приходили мы́тари, вóины, ремесленники, он не говорил им: идите за мной в пýстыню. Вóинам он говорил: не обижайте. Будьте довóльны жáлованьем. Мы́тарям: не берите бóльше дóлжного.
Таким óбразом, по смыслу его прóповеди нужно честно, «по совести», делать своё мирскóе дело. И всё. Торговцам его прóповедь внушала в их делá, в их меру и вес внести Христóву правотý. Ремéсленникам - в своём ремеслé идти по следам той семьи ремесленников, из которой вышел Плóтник Назарéтский, построивший «здáние нашего спасéния».

Вся́кий человек в своём ремеслé, в своей торговле, на своей дóлжности постоянно сталкивается с этим вопросом: «Как поступи́ть в данном случае? По-Бóжьи или так, как мне подсказывает злая совесть? Идти за Христóм или прóтив Негó?».
Во вся́ком деле, даже тогда, когда он вешает пуд муки́, когда он накладывает заплáту на башмáк, перед ним эти два пути́: путь Бóжий и путь грехá, и ему нужно только не колебаться между двумя этими путями, чтобы прийти к открытым воротам Иеросали́ма небéсного.

Вы скажете, что случаи, какие я рассказал, исключи́тельны. Не по силам рядовому человеку отдать 1/3 того, что он заработает. Пусть... Но ведь то - люди, которые теперь стали известны всему ми́ру своим мáленьким делом. Вы делайте не их мáленькое дело (для вас оно огрóмно, как Гималаи), а своё “мáленькое”.

Я знал одного сапожника, который не мог отдать и не отдавал трéти своего дохода. Но я уверен, что он всё же был вели́к перед Гóсподом. Чем? А вот чем: урвёт он свободный час и, глядишь, чинит чьи-нибудь сапожишки. Кроит детские башмаки́. Это для какого-нибудь “гóлого” из соседнего дóма. Он обшивал почти всю беднотý в его сплошь убóгой улице.
Знал я старушку, которая всю жизнь провела в том, что из вы́прошенного у кого-нибудь старого “спорка” или платья шила кофтёнку для какой-нибудь чужой Кáтьки или Мáньки.

Они в своём звáнии делали вели́кое Бóжье дело.

И бóльше этого.

Знал я одного ни́щего. Он не мог дать многого людям и потому, что сам не имел ничего. Был бóлен и безпóмощен. И однако, он умел сеять добро, подавать свою пóдлинно Христóву ми́лостыню. Принесёт цветóк больному ребёнку. В одном месте кинет лáсковое слово, в другом - просто “пожалеет”. И всегда сеял лáсковую улыбку, лáску.
А людям так нужна лáска, отзывчивость, может быть, даже больше, чем ми́лостыня. Часто человеку нужно только другого человека, чтобы поплáкать с ним вместе.

Если у вас есть подчинённые, то какое здесь обширное поле для Христóва дéлания. И как мало нужно: немного чýткости, немного жáлостливости и внимания. Только уметь взвешивать каждое слово, каждый шаг, «считать за людей» тех, кто от вас зависит. Кто знает, какую боль причиняет иногда злое, оби́дное слово, сколько гóречи отлагáется в душé “маленьких” людей от этих маленьких уколов их самолю́бию, на которые так щедры “сильные” люди... И прóчее, и прóчее, и прóчее.

Одним словом, стóит освети́ть каждое маленькое дело маяком христианской совести, и окажется, что в нём богатéйшие рóссыпи, миллионы случаев, где можно добыть «золото» христианской любви.

Я не говорю уже о семье, о жизни в семье, где среди́ бýдней жизни можно угоди́ть Бóгу бóльше, чем угоди́л св. Макáрий Вели́кий в своей пýстыне (смотрите в его «Житии́» рассказ о двух женах; впрочем, я намерен поговорить о семье в осóбой, следующей беседе).

Мы призваны Гóсподом Христóм строить здáние Цáрства Бóжия, и если мы принесём хоть один кирпич, хоть один кáмешек в эту постройку, мы - Егó ученики. И может быть, не столько здесь будет иметь цéну сáмое наше дело, сколько то, что оно будет прóповедью о любви, исповеданием Христá Гóспода.

Маяки́ спасают от бýри корабли - указывают путь в гавань. Эти маяки́ - святы́е подви́жники Церкви, но иногдá и простая свéчка может сделать вели́кое дело.

«Нужны фонáрщики» - недавно я видел такое объявление на заборах своего родного города. Маленькие люди - фонáрщики, но без них было бы темно в городах.
И такими фонáрщиками могут и должны быть христиане. И делом, и словом они могут сéять учéние Евáнгелия. Они должны торопиться всю́ду, где люди гибнут в темноте и паутине грехá. И маленькими огоньками своей любви освещать путь.
Вели́кие апóстолы и подви́жники, мýченики, эти «фáкелы, горевшие в садах Нерóна» освещáли и освещáют своим светом весь мир. Наш огонёк мал, но и мы всегда можем освети́ть своей свéчечкой свой маленький угол и внести́ своей любовью свет во мнóгие тёмные дýши.

1909 г.

 

 

ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project