епископ Михаил (Семёнов)

Не пецы́теся

«Никто не может служи́ть двум господáм: или одного будет ненави́деть, а другого любить, или одному станет усéрдствовать, а о другом не радéть. Не можете служи́ть Бóгу и мамóне».
«Не заботьтесь для души́ вашей, - что вам есть, пить, ни для тéла вашею - во что одеться... Взгляните на птиц небéсных... Ищите прéжде цáрства Бóжия и правды Егó»
[Мф. 4:25-33]

Но разве это мы́слимо?
Разве можно не заботиться о завтрашнем дне, забыть о завтра? И птица вьёт свое гнездо, и она делает запасы для своих детей. Можно ли ждать, как Илия́, что «вранове» принесут нам пищу?

Конечно, возможно и это.

Разве отшéльники не бросали всё, крóме последней одежды? Не жили, как птицы небéсные, не думая об «ýтрие» и полагáя в Бóге все надежды свои.

Но Госпóдь и не трéбует, чтобы мы обязательно отказались от своего “гнездá” и от вся́кой забóты о хлебе.
Он указал для нас зáповедь труда, а вместе с тем допусти́л, следовательно, и нéкоторую заботу о себе и о семье, позволил нéкоторую житéйскую “печаль”, житéйское попечéние. И вели́кие Антóний или Павел, отшéльники Фиваид, плели корзины и продавали их на рынке.
Госпóдь трéбует мéньшего. Он хочет оторвать нас от той всепоглощáющей заботы о “хлебе”, о земном, которая совсем отгораживает от нас Гóспода; от рáбского служéния “хлебáм”, которое не оставляет и мéста служéнию Бóгу.

Есть одна при́тча-легенда о подменённом Христé.

В городе Диаманте, в Италии, чти́ли одно изображéние Христá–младéнца. И это изображéние твори́ло чудесá. Оно обогатило город: опоя́сало Этну железной дорогой, оно многих спаслó от мёртвой петли, нужды́ и нищеты́.
Но, стрáнное дело, это изображéние было безсильно лечить болезни души́: ни один грéшник не нашёл около него исцелéния мук совести. Ни одному престýпнику “младéнец из Диаманте” не помог почувствовать скорбь и недýг души́ своей исцели́ть. Бóли души́ не находили здесь исцели́теля, утéшителя, и недýги души́ - врачевáтеля, даже больше: около “младенца из Диаманте” и не слышалось моли́тв об исцелéнии души́. К нему не возноси́ли моли́тв áлчущие и жáждущие правды. Все, кто прибегал к нему, думали только о хлебе насýщном, просили только благ земли́ и не замечали, что чáхнет и гаснет в них человек и уходит от них Нéбо.

Оказалось, что диáвол подшути́л над жителями Диаманте.
Блáгостного Христá он подмени́л ины́м. Этот “инóй” был внéшне похож на Христá, но не Он. На его венцé были начéртаны словá: «Цáрство моё только на земле».
Диаманте моли́лся анти́христу.

Автор этой при́тчи под подменённым Христóм разумéет безрелигиóзный социали́зм, который прóповедь цáрства Христóва и на земле и на небе подмени́л прóповедью о цáрстве только “на земле”, о том, что “еди́ным хлéбом” жив человек.

Мы оставим в стороне социали́зм.
Спросим себя: наше отношение к пóдлинному Христý, не подменённому Царю́ земли́ и нéба, разве не то же, что отношение жителей Диаманте к подменённому Христý?

Зачем нам Христóс? Пóмним ли о Нём как о Вождé, как об и́стинном Хлéбе жизни?

В повести, из которой я беру легенду, один свящéнник спрашивает жителей Диаманте:
«Как вы не заметили подмены? Как не заметили, что тот, кому вы поклоня́лись вместо Христá, не буди́л в вас жизни дýха, вашу совесть, а гаси́л вся́кий поры́в ваш к правде и и́стине? Моли́лись ли вы когда-нибудь о чём-нибудь, кроме хлéба? Как не заметили вы, что опустела ваша жизнь, и моли́тва Госпóдня сýзилась в одно четвёртое прошéние? Как позволили вы украсть у вас Небо и тоскý по нём?»

Но спросим себя мы, служи́тели и рабы́ Христá Небéсного: мы, моля́сь Емý, о чём просим Егó? Часто ли мóлим Егó, чтобы Он дал душé нашей “чи́стые одежды”, хотя бы бóлью, страдáнием, нищетóй, по спас нашу дýшу?
Мóлимся ли о том, чтобы Он хотя бы опять нищетóй и гóрем, но на путь правды настáвил наших детей? Нет, если мы не повторяем безучáстно чужих моли́твенных слов, слы́ша их, а просим от себя, хотя бы тоже чужими словами, то наша моли́тва, наше желание - только о благах земли́, только о “хлéбе” и земны́х удáчах.

Отчего же это? Почему так стало?

Потому, что мы около Христá и́стинного забыли о Нём, сами Егó для себя подмени́ли. Мы забыли, что Он - Царь Нéба, что цáрство Егó - любовь и правда. Что не «о хлéбе еди́ном жив человек»; он (человек) умирает духóвно, теряет Христá, если перестаёт жить жизнью дýха. Замыкается только в “злóбах” дня. Ведь от этой-то смерти души́ предостерегает Госпóдь в сегодняшнем Евáнгелии.
«Перестáньте, - говорит Он, - возложи́те на Гóспода хоть часть забот о вашем теле; разве Он не позаботится о вас, Он, Который заботится о птице, цена которой - пол-ассáрия? Подумайте, что вы - не только тело, но и душá, и пожалейте вашу заброшенную, забытую дýшу»...

Есть картина Миллс.
На ни́ве, согнувшись над плугом, стоит пáхарь. Это - человек, но на лице его не осталось ничего человеческого, погасла мысль, нет óтблеска óбраза Бóжия. И глаза, ви́димо, разучились смотреть вверх к Бóгу.
К этой картине один поэт сделал подпись: «Где ты, человек? Куда ты девал данную тебе Бóгом дýшу, и́скру Бóжию? Где любовь к и́стине? Куда девал ты “крылья áнгела”, которые дал тебе Бог, чтобы ты мог “доходи́ть до нéба” и беседовать с Бóгом?»
- Нас труд рабáми сделал, - отвечает пáхарь.

Да, труд. Но того и хочет Госпóдь, чтобы мы не позволяли труду и заботам взять всю нашу дýшу, отнять её у Гóспода.
Труд трудом, но нужно пóмнить, что прéжде всегó - «Цáрство Бóжие и правда Егó». Заботы заботами, хлеб хлебом, но, прéжде всегó, нужно, чтобы душá не оставалась голодной и ни́щей.
Пища души́ - Христóс, моли́тва, любовь. Если, трудясь, мы не забываем о потребностях души́, о Хлéбе для неё, и она, сы́тая «о Гóсподе», не забывает из-за печали житéйской бывать в селéниях гóрних, - труд свят.
Но если мы все только в “хлéбе”, то это стрáшно. Тогда хлеб - бог наш. Тогда мы отогнали, подмени́ли своего Христá. И князь мира сегó - наш господи́н вместо Гóспода нашего.

 

 

ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project