митрополит Белокриницкий Иннокентий (Усов)

СТРАШНО

Человек, христианин! Что если бы все люди узнали о всех твоих мыслях, словах и делах, какие ты когда-либо сотвори́л, или произнёс? Какой бы стыд, какой страх и какие страдания пришлось бы тебе перетерпéть! При одной мысли об этом становится неприятно и жýтко.
А между тем, неизбежно придёт такое время, когда все наши делá и словá, все наши самые сокровéнные мысли и чувства, даже такие, о которых мы ужé и забыли, будут открыты перед нашими очáми и пред очáми всех людей, как знакомых нам, так и незнакомых.

Это будет, как известно из свящéнного писáния, на стрáшном и справедливом суде Христóвом, когда, по выражению свящéнных песнопéний, «книги разгнýтся и тáйная вся обличáтся». Книги «разгнýтся» или раскроются не такие, какие люди изобрели и не так в них записаны наши делá, как мы записываем, что тогда-то такой-то совершил тó-то и тó-то. Нет, - все наши делá записаны так, как бы сняты на фотографию, или ближе сказать - как бы в зеркале.

Как в зеркале отражаются все стоя́щие пред ним предметы и видны в нём, так и даже ещё бóлее будут видны все наши действия, все движения нашего тéла и мысли, все наши делá и словá.
Стрáшного или необычáйного в этом нет ничего. Это объясняется даже физически. Известен общепризнанный закон природы, что ни один атом, ни одна малéйшая пылинка в мире не может быть уничтожена никем и никаким óбразом. Сколько в начале мироздáния сотворенó Бóгом атомов, или самомалéйших частиц, на которые только можно раздробить видимые предметы и из которых состоит вселéнная, столько их и есть: ни одна из них досéле не уничтожилась н уничтожиться не может. В этом, между прóчим, и состои́т различие между Бóгом и егó твáрию - человеком, что Бог всё произвёл из ничегó и всё может превратить в ничтó, a человек ни одной даже пылинки не может сотвори́ть из ничегó и ни одной пылинки не может уничтóжить, превратив ее в ничтó.

Всё, что на наш взгляд, по-видимому, уничтожается, на самом деле не уничтожается, а лишь видоизменя́ется. Но не уничтожаются не только ви́димые предметы, или матéрия, но и сила их и явлéния.
Почему, например, мы видим предметы и явлéния? Потому что от них исходят лучи, ви́димые нáми. Эти лучи идут в пространство без конца, потому что «ми́ру Егó (Бóга) несть предéла». Их не могут задержать никакие препятствия, ни стéны, ни камни, ни земля. Благодаря этому, они могли бы быть ви́димы и сквозь непрозрáчные предметы, сквозь дерево, железо, землю и проч. Если же мы не видим их сквозь подóбные предметы, то не потомý, что нельзя сквозь них видеть, а лишь потомý, что наше зрение сли́шком несовершéнно: устроено так, что мы не можем видеть сквозь них.

Если бы мы обладали совершéннейшем зрением, если бы мы могли видеть все предметы и явлéния не только на близкое расстояние, но и на громáднейшие - безпредéльные, то, несомнéнно, даже теперь видели бы не только то, что сейчас твори́тся перед нами, но и то, что дéлалось вчера, неделю, месяц и даже сотни и тысячи лет томý назад: одним словом, могли бы видеть все свои и чужие делá и движéния.
Но наше телéсное чýвственное зрение, разумеется, не может обладать такими свойствами; ýмственное же, или душéвное, зрение может обладать ими в сильнéйшей степени. Поэтому на стрáшном суде Христóвом, когда будем смотреть и видеть не телéсными только очáми, но и душéвными, мы увидим все свои и чужие делá, словá и мысли в том виде, как они были нами сотворены́, - увидим их, как видим сейчас себя в зеркале, только ещё в бóльшей степени.

В сказáнии о мытáрствах преподóбной Феодóры рассказывается, что на мытáрствах, при обличéнии её дел, были представлены ей и ли́ца, и место, и время, и обстоятельства, когда, где и как соверши́ла она какой-либо грех.
Так будут представлены и наши все делá, какие мы сотвори́ли в течение всей своей жизни. Всё, что мы когда-либо сделали или чувствовали: ходили, сидели, лежали, двигались, говорили, думали, раздражались, ненави́дели, любили, моли́лись, ленились - всё это записано, снято, отпечатано натурáльно, как бы в зеркале, но неизглади́мо, на вéчные временá.

Чтó мы сейчас делаем - я стою, говорю, вы слушаете; всё, что мы сейчас думаем, - всё это записывается, отпечатлевается несказáнным óбразом и всё это будет представлено на стрáшном судé, и всё это мы тогда увидим, как видим сейчас, даже бóлее, потому что сейчас мы видим только нарýжные действия и движения людей, а тогда увидим и сáмые их мысли и даже малéйшие движения сéрдца. И какой необычáйный страх, какой ужáсный стыд н какие внутренние невообрази́мые мучéния охватят всех, кто делал зло, жил распýтно, лгал, обманывал, работал своим страстя́м, своим живóтным влечéниям, стараясь в то же время казаться перед людьми благочести́вым или, по крайней мере, поря́дочным человеком.
Если и сейчас, когда узнают хотя об одном каком-либо скрытом поступка нашем, и то, как тяжело нам бывает! А когда все наше сокровéнное будет я́влено пред всем миром и не на мгновение, но навсегда останется известным, ви́димым для всех, - что тогда мы почувствуем?! Что почувствуют тогда грéшники, когда сверх всего этого Сам справедли́вый Судья́ отврати́тся от них, как от прóклятых, как от отвéрженных, недостóйных поми́лования за их злые делá, за их нечéстие, ожесточéние, отчáяние и нераскáяние!

Но это же обстоятельство, что все наши делá, словá и мысли будут представлены пред очáми всего мира, будут ви́димы и нами и всеми разýмными существами, - это обстоятельство, которое я́вится источником стрáшных мучéний, страдáний и стыдá для нераскáянных грéшников, - для чи́стых сердцем, или совестью, для святы́х я́вится источником неизречéнной рáдости и блажéнства, несказáнного веселия и слáвы.
Если и в настоящее время нас радует, когда наши честные намéрения понимают, когда наши чи́стые делá видят и цéнят, когда о наших добрых делах знают и прославля́ют Бóга, то какую же радость, какое весéлие и блажéнство должны чувствовать прáведники, когда всё это в необычáйной степени будет я́влено пред всем миром, пред людьми и áнгелами! А когда при этом всевы́шний и справедливый Судья́ прослави́т их, как благословéнных Им, как достóйных наследников Егó цáрствия, вéчного и неизречéнного, - что тогда они почувствуют! Тогда они действительно «просветятся, я́ко солнце в цáрствии Отцá их» [Матф., зач. 54].

* * *

Мнóгие любопы́тствуют: будут ли обнажены́ и я́влены на стрáшном суде и те делá, в которых принесено покая́ние? - Сýдя по томý, что некоторые грехи́, даже святы́х, и в настоя́щее время известны почти всем (например, прелюбодéйство и убийство прорóка Давы́да, отречéние апóстола Петра), можно сказать, что и на стрáшном судé все делá, как добрые, так и злые, станут известны всем.
Но только те грехи́, в которых принесенó и́стинное покая́ние, не будут являться грехáми, а как бы простыми событиями, которых престýпность совершéнно покры́та - заглажена, так что за них не будет никакого ни страха, ни стыда, ни наказания. Мы знаем, например, что апóстол Пётр отрекáлся от Христá, апóстол Павел был гони́телем, прорóк Давы́д совершил убийство и прелюбодéйство, преподóбная Мария Еги́петская вела крайне распýтную жизнь, однако же мы не стыди́мся их поступков, и они также не могут стыди́ться их, потому что принесли в них и́стинное покая́ние и получили совершéнное прощéние.

Мы пóмним убийство Давы́да и убийство Кáина, знаем гони́теля Павла и гони́теля Нерона, вспоминаем крéстного разбóйника, убившего, быть может, не одного человека, а мнóгих; вспоминаем и Иýду предáтеля, не убившего никого, а лишь указавшего убийцам Христá о Его местопребывáнии, - и какая неизмери́мая разница между ними, какие противополóжные чувства они вызывают в нас!

Вот что значит покая́ние и отчáяние, любовь и ожесточéние, или нéнависть.

Так и наши грехи́ на стрáшном судé, если мы в них принесём покая́ние, не будут стрáшны, и нам за них не придётся стыди́ться или мýчиться, хотя бы о них и узнал весь мир.

Зная всё это, потщи́мся избегáть твори́ть злые делá, чтобы нам не постыди́ться в день стрáшного и справедливого судá Христóва, а если уже которые содéяли, принесём в них раскáяние.
Главнéе же всего стяжéм любовь, милосéрдие, справедливость и прóчие добродéтели, чтобы и к нам Бог был милосéрд и поми́ловал бы нас своею благодáтью и человеколю́бием.

Из книги «Слова и речи» (1910г.)

дано в рассылке

 

 

ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project