«Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Выпуск 7 (октябрь 2013)

епископ Михаил (Семёнов)

О воспитании

епископ Михаил (Семёнов) В одной из прошлогодних бесед мы говорили о том уроке, какой дан нам в святом празднике Введéния. Мы говорили, что праздник учит нас «вводить детей» ещё в детстве в святую атмосферу храма, внушать им любовь, живую любовь ко Христу.

В самом деле, отчего Святая Дева избрана из всех женщин мира, чтобы стать «Ски́нией Гóспода»? Отчего Она стала Честнéйшей херуви́м, стала Небом, вместившим Невместимого?
Оттого, что родители сумели воспитать в Ней святое горéние, тяготение к Богу, любовь к Христу ещё на земле не родившемуся, но предсказанному пророками.

Предание рассказывает, что Святая Дева трёх лет взошла одна без помощи человеческой по 15 ступеням храма.
Надо полагать, что Она читала и пятнадцать так называемых пéсней ступеней - пятнадцать псалмóв, читавшихся (по одному) на каждой ступени лестницы, а эти псалмы́ полны чувствами святого стремления в высь Госпóдню, в скинии Бóжий, к Богу.

«Возвожу óчи мои к горам, откуда помощь моя» - поёт псалмопéвец.

«Радовался я, когда мне сказали: пойдем в дом Госпóдень... К Тебе возвожу óчи мои, Живущий на Небесах...»

«Надеюсь на Гóспода, надеется душа моя. Душа моя ожидает Гóспода более, нежели стрáжи - утра», - и т. д. [псалом 120, 121 и 129].

Все эти песни ступеней звучали уже и в душе трёхлетней Девы, и потому нашла Она силу через пятнадцать ступеней храма войти в святое святых и через пятнадцать ступеней пóдвига жизни войти в Святáя Святы́х Небес.

Родители воспитали в Ней любовь к Богу и храму Бóжию. Затем они ввели Её в храм. Поставили под святое действие храма — моли́твы и благодáти. И вот она стала «Честнейшею херувим».

- Не тем ли же путём обязаны вести детей своих христиане? - писал я. И получил возражение: «Но разве мы́слимо какое-нибудь сравнение со Святéйшей и Чистéйшей, Которая освящена была уже во чреве, Которая жила под постоянным соблюдением Дýха Святáго?!».
Верно. Сравнение невозможно, непозволительно. Однако, ведь и мы, и наши дети с самого рождения освящаются силою Дýха Бóжия, получают охраняющие их дары́ Бóжии.
Но оставим и это: сегодня я намерен передать, как одна мать вела к Богу своего сына в среде порóчной, в обстановке соблáзна и греха.

Семья, о которой идёт речь, состоит из мужа, жены, сына, двух дочерей и свекрови-матери - главы семьи.
Муж - язычник, и притом язычник, отдавшийся безудержно всем языческим порóкам. Он вложил в детей семена зла, врождённое расположение к греху.
Труд воспитания лежит на матери. И вот, из своего сына и дочерей она долгим трудом сделала великих слуг Бóжиих. Мы говорим о блаж. Монике, матери блаженного Августи́на, великолепную «Исповедь» которого наши читатели прочтут в будущем году.

Как же воспитывала она детей своих? О дочерях мы не знаем, но о воспитании сына рассказывает он сам.

Она приступила к великому делу воспитания еще до первого лéпета ребёнка, даже до его рождения. При первых намёках на дарованное ей Богом благословéние, она, и без того преданная Богу и молитве, стала ещё углублённее, ещё усерднее к слову Бóжию.
Она из книг Свящéнного Писáния (которые в это время не выпускала из рук) узнала, что, давая ребёнку жизнь, мать ещё до его появления на свете может посвятить его Богу и окрестить ещё в себе - в Дýхе Свя́те. Она усилила свои религиозные пóдвиги, заботилась вдвое о чистоте сердца, чтобы крошечную душу сделать себе подобной, наполненной мыслями о свя́тости жизни.

Безпокоясь об ответственности, лежащей на родителях, она обращала взор к Небу, моля просветить её и дать ей силу - ребёнку передать любовь к добру и Богу...

«Во чреве матери моей просветился я», - говорит Августин. И это выражение - «во чреве матери моей» - повторяется много раз в его «Исповеди».
После рождения его тотчас отнесли в церковь: обычая крестить детей тотчас после рождения тогда не было. Моника просила записать сына хотя в число оглашéнных, «жаждавших крещения». Опасаясь чужого дурного влияния, Моника боялась доверить ребёнка нянькам и корми́лицам и оберегала его у своего сердца. «Я, - пишет Августин, - вкусил сладость посвящения в молоке матери».
Чтобы укрепить дитя́ в добре, Моника просвещала его Евáнгельскими рассказами, рассказывала о древних пóдвигах любви и веры. Она указала ему на Небо как на высшую цель стремлений, провела его по всем ступеням христианского познáния. Особенно много говорила она о том, как великá любовь Бóжия, как сошёл Он в ясли бедным Слугою нас грéшных, как, обагрéнный кровью, вознéсся на Крест грехов наших рáдиИсповедь», кн. 1, гл. 9]. И она так сродни́ла душу сына с Христом, что много лет спустя, когда грех уже завладел Августином, «он не забывал лучезáрного Христóва ли́ка и бросал книгу, если не находил в ней и́мени Гóспода» [«Исповедь», кн. 3, гл. 4].

Сын вырос, и болото греха, влияние соседнего мира завлекло, затянуло его. Сам отец вёл его к греху, стараясь оторвать от Гóспода. Он живет, как сын блýдный, часто вдали от матери - у той осталось только одно средство влияния - моли́тва. И она мóлится.
И вот, закваска, положенная Моникой, оказалась такой сильной, что вся бурная жизнь Августина не смогла, по его словам, запятнать начертанный ею образ Христа. После блужданий он всё же вернулся к Гóсподу, ибо «не могло погибнуть дитя́ стольких слёз и такого попечéния...».

Как видите, простая женщина в тяжёлых условиях, однако, сумела ввести сына в храм Бóжий, привести его к поклонéнию Бóжьей вóле; что же может помешать нам?

Нужно только помнить, что детей нужно воспитывать для Цáрства Бóжия. Нужно помнить заветы святых отцов. «Если вы хотите, - учат они, - чтобы дети вам вполне повиновáлись, приучáйте их читать слово Бóжие. Вместо любви к играм, забавам, нарядам - научите их любить слово Бóжие».

Оберегайте их от дурного общества. «Если родители принимают тщательные предосторожности, чтобы ни одна змея не ужалила их детей, то почему не должны были бы они прилагать такое же старание к тому, чтобы испорченность мира не коснулась их детей, чтобы они не вкуси́ли из золотой чаши Вавилона: Ведь нет яда, который не преподносили бы, не смешав его предварительно с мёдом» [блаженный Иероним].

«Не будем думать о том, - говорит Златоуст, - сколько мы нашим детям оставим денег и имущества, но постараемся лучше внушить им добродéтельное благочéстие». Научим их любить Христа, и тогда, хотя, может быть, жизнь помешает им бодро идти по «пятнадцати ступеням» к Богу, то всё же, даже в глубине падения не погаснет для них светлый маяк Христóва ли́ка и выведет их на дорогу.

 

 



ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project