«Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Выпуск 11 (октябрь 2016)

святитель Григорий Палама

Беседа
на святóе Преображéние Гóспода и Бóга и Спаса нашего
Исýса Христá,
в которой доказывается, что
СВЕТ, БЫВШИЙ ПРИ ПРЕОБРАЖÉНИИ,
ЯВЛЯЕТСЯ НЕСОЗДАННЫМ

святитель Григорий Палама Разсматривая сиé вели́кое дело Бóжие, я имею в виду всё ви́димое творéние, мы хвáлим егó и восхищáемся им; но и эллинские мудрецы́ тáкже хвáлят егó и восхищáются им; но мы э́то делаем во слáву Создáвшего, а они́ - проти́вно слáве Создáтеля. Потомý что несчáстным óбразом они́ «послужи́ли твáри бóлее, чем Творцý» [Рим. 1:25].
Так и мы разтолкóвываем прорóческие и апóстольские и отéческие словá, но делаем э́то на пóльзу людям и во слáву Дýха, вещáвшего чрез Прорóков и Апóстолов и Отцóв.

Берутся разтолкóвывать их и вожаки́ éресей, но делают э́то во вред убеждённых и́ми и в отклонение от И́стины, сýщей в Благочéстии (Правослáвии), пользуясь словами Дýха прóотив Дýха.
И сáмое, вот, слóво Евáнгельской благодáти, которое возвы́шено и отвечает стáрческому слýху и разумéнию, Богонóсные Отцы́ наши свои́ми устáми сглаживают трýдности понимания егó, и делают достýпным для нас, несовершéнных. Как чадолюби́вые матери, разминая зубами бóлее твёрдую пи́щу, делают её пригóдной и легкó приемлемой для ещё грудны́х младéнцев, поскóльку и влáга, находя́щаяся в устáх матерей по плóти, станóвится пи́щей для детéй; так и мы́сли, сýщие в сердцах Богонóсных Отéц, станóвятся пригóдной пи́щей для душ слýшающих и вéрующих людей; устá же дурны́х и злочести́вых людей испóлнены смертонóсного я́да, который, когда примéшивается к жизненóсным словам [Святóго Писáния], делает и их смертонóсными для тех людей, которые безрассýдно слушают [еретикóв].
Потомý стáнем бежать от тех, которые не принимают святоотéческих толковáний, но пытаются сами от себя вводи́ть противополóжное, и, притвóрствуя, что почитáют словá Святóго Писáния, на сáмом деле отвергáют благочести́вое понимание; да, бýдем бежать от них больше, чем кто бежи́т от змеи́; потомý что змея́, укусив тело, предаёт смéрти то, что врéменное, отдели́в безсмéртную дýшу; а э́ти [еретики́], захвати́в зубами сáмую дýшу, отделяют её от Бóга, в чём и состои́т вéчная смерть безсмéртной души́.

Итáк, всеми си́лами бýдем бежать от таковы́х людей, и прибéгнем к совéтующим то, что благочести́во (правослáвно) и спаси́тельно как созвýчное Отéческим предáниям.

* * *

Э́то же ны́не я сказал вашей любви́ и представил в ви́де вступлéния, поскóльку мы сегóдня прáзднуем святóе Преображéние Христóво на горé, и нам надлежи́т говори́ть о бы́вшем при сéм Свéте, прóтив которого врагами сегó Свéта ведётся большая борьбá.

Но сначала немнóго представим читаемые сегóдня Евáнгельские словá, в цéлях разъяснéния тáйны и показáния и́стины. «Пóсле шести́ дней взял Исýс Петрá и Иáкова, и Иоáнна, брáта егó, и возвёл их одни́х на высóкую гóру. И преобрази́лся пéред ни́ми, и просвети́лось лицó Егó, как сóлнце» [Мф. 17:1].

Но, во-пéрвых, необходи́мо вы́яснить из Евáнгелия слéдующее: пóсле какого дня Апóстол Христóв и Евангели́ст Матфéй считает шесть дней, пóсле которых наступи́л день Преображéния Госпóдня?
Итáк, пóсле какого дня? - Пóсле тогó дня, в который, учá Свои́х Ученикóв, Госпóдь сказал, что «придёт Сын Человéческий во Слáве Отцá Своегó», и присовокупи́л, говоря́: «И́бо есть нéкоторые из стоя́щих здесь, которые не вкуся́т смéрти, докóле не уви́дят Сы́на Человéческого, грядýщего во цáрствии Своéм» [Мф. 16:27-28], назывáя «слáвою Отцá» и «цáрством Свои́м» - Свет Своегó Преображéния.
Э́то и Евангели́ст Лукá, явля́я и бóлее я́сно полагáя, говори́т: «Прошлó пóсле э́тих слов óколо восьми́ дней, и взяв Петрá и Иоáнна, и Иáкова, взошёл Он на гóру помоли́ться. И когдá моли́лся, стал вид лица Егó ины́м, и одея́ние Егó - бéлым сия́ющим» [Лк. 9:28-29].
Но каки́м óбразом согласýют друг дрýгу: оди́н, я́сно говоря́щий, что мéжду возвещéнием и явлéнием прошло восемь дней, а другóй - “после шести́ дней”? - Слýшайте, и узнáете. - На [Фавóрской] горé было восемь, а представля́лось, что - шесть; эти три: Пётр, и Иáков, и Иоáнн, совозшéдшие с Христóм, уви́дел и в бы́вших там и бесéдующих с ним Моисéя и Илию́; так что всех вмéсте было шесть; но, конéчно, вмéсте с Гóсподом неви́димым óбразом тáкже находи́лись и Отéц и Дух Свя́тый; Пéрвый - свидетельствующий Свои́м глáсом, что Он - Сын Егó возлю́бленный; Вторóй же - в светлóм óблаке сосия́ющий и явля́ющий в отношéнии Себя и Отцá сопряжённость и еди́ность Свéта; потомý что богáтство их состои́т и в единóм излучéнии Сия́ния. Таки́м óбразом шесть явля́ются восемью́.

Итáк, как тогда шесть в отношéнии восьми́ не представляли никакóго разноглáсия, так ни Евангели́сты, ни оди́н - говоря́ «пóсле шести́ дней», а другóй - «прошлó пóсле э́тих слов óколо восьми́ дней», не противорéчат друг дрýгу, но как бы дáли нам нéкий óбраз чрез то и другóе из э́тих чи́сел на горé таи́нственно и в то же время нагля́дно выражéнных.
И́бо сумéл бы кто таки́м óбразом справедли́во и на букву взирáя, найти́, что Богопроповéдники всецéло взаи́мно согласýются: и́бо “восемь дней”, говори́т Лукá, не противорéча э́тим сказавшему [Матфéю], «пóсле шести́ дней», но включая в э́то числó и тот день, когдá словá были произнесены́, и тот день, в который Госпóдь преобрази́лся; что и Матфéй даёт поня́ть разýмно изучающим дело; посемý и стáвит слово «пóсле», что обозначéет слéдующий день (по произнесéнии Гóсподом вышеприведённых слов - Мф. 16:27-28), что у Луки́ не нахóдится: потомý что он не говори́т: “пóсле восьми́ дней”, как э́то говори́т Матфéй, но - «прошло óколо восьми́ дней». Таки́м óбразом, в смы́сле повествовáния мéжду Евангели́стами нет никакóго расхождéния.

* * *

Но и нéчто инóе вели́кое и таи́нственное ви́дится в том, что представля́ется, бýдто они́ не согласýются друг с дрýгом; и, как уже бóлее предуготóвленные к постижéнию смы́сла, напряги́те, прошý, внимание на то, что имéет быть скáзано. - Почемý, таки́м óбразом, один [из Евангели́стов] сказал: «пóсле шести́ дней», а другóй, помянýв восьмой день, седьмóй пропусти́л? - Потомý, что вели́кое ви́дение Свéта Госпóднего Преображéния принадлежи́т тáинству восьмого, то есть, - бýдущего вéка, явля́емому пóсле завершéния сегó ми́ра, сóзданного в шесть дней, и пóсле прекращéния чувств, дéйствующих в нас шестью́ спóсобами; и́бо мы имеем пять чувств, прибавля́емое же к ним слово [и́ли “мысль”], выражáющее то, что чýвства воспринимáют, создаёт шестýю энергию нашей óбласти чувств.
Но цáрство Бóжие, обетовáнное достóйным, не тóлько же вы́ше чувств, но онó и вы́ше слóва (мы́сли); поэ́тому пóсле прекрáсного прекращéния дéятельности сих шестью́ спóсобами проявля́ющихся энергий, - честь каковóй бездéятельности делает богáтым седьмой день, - в восьмой день, си́лою лýчшего дéйствия, наступает Цáрство Бóжие. И э́ту си́лу Божéственного Дýха, дéйствием которой достóйными созерцáется Цáрство Бóжие, Госпóдь, как передаёт Божéственный Лукá, явля́я, предсказáл Свои́м Ученикáм, говоря́: «Есть нéкоторые из здесь стоя́щих, которые не вкусят смéрти, докóле не уви́дят Цáрствие Бóжие, пришéдшее в си́ле» [Мрк. 9:1], то есть, - в даровáнии си́лы ви́дящим ви́деть то, что - неви́димо, когда предочи́щена смертонóсная и душегуби́тельная сквéрна, чем явля́ется грех, вкушéнием которого явля́ется начало зла в мы́слях, предочи́щенные от чегó не вкушáют душéвной смéрти, си́лою бýдущего явлéния, как я думаю, соблюдённые неосквернёнными душóю и умóм.

«Есть нéкоторые из здесь стоя́щих, которые не вкусят смéрти, докóле не уви́дят Цáрствие Бóжие, пришéдшее в си́ле».

Царь вселéнной всю́ду нахóдится, и всю́ду - Цáрствие Егó, поэ́тому словами, что цáрство Егó «прихóдит», Он обозначáет не то, что онó должнó прийти́ как-то инáче, но говори́т, что онó должнó бýдет обнарýжиться си́лою Божéственного Дýха; посемý Он и сказал: «пришéдшее в си́ле», каковáя си́ла не как случи́тся и комý угóдно будет данá, но - стоя́щим с Гóсподом, то есть, утверждённым в вéре в Негó, и срóдным по дýху Петрý и Иáкову и Иоáнну, которых Слóво сначáла возвелó на высокую гóру, то есть, - вы́ше ни́зменности нáшего естествá; поскóльку и рáди сегó Бог явля́ет Себя́ на горé, - как э́то объясня́ет нéкто, - части́чно Сам снисходя́ со Своéй высоты́, части́чно же нас возводя́ из состоя́ния нашего преклонéния вниз, дáбы лéгче Он стал достýпен для сóзданного естествá, и то, наскóлько возмóжно пости́чь Тогó, Кто непостижи́м.

И э́то явлéние [Бóга] отню́дь не явля́ется подвлáстным рáзуму, но горáздо сильнéе и возвы́шеннее егó, как бывáющее си́лою Божéственного Дýха.
Свет Госпóднего Преображéния и не появля́ется как случи́тся и исчезáет, и не ограни́чивается и не подвéржен си́ле чýвственного восприя́тия, хотя́ и ви́дим бывает тóлько телéсными глазами, и то - на мáлое время и на голой верши́не горы́, - но, как говори́т нéкто:
“Госпóдни таи́нники, изменéнием чувств, которое произвёл в них Дух, были переведены́ тогдá из состоя́ния плóти в состоя́ние дýха; и таки́м óбразом, вообщé и наскóлько дарóвана им си́ла Божéственного Дýха, они ви́дели неизречéнный óный Свет. Что не разумéя, те, которые ны́не хуля́т в отношéнии егó, отнесли́ к чýвственной и сóзданной си́ле Свет Госпóднего Преображéния, который ви́дели избрáнные из Апóстолов, и тем сáмым пытаются низвести́ на ýровень твáри не тóлько óный Свет, но и сáмую си́лу Божéственного Дýха, которой открываются Божéственные явлéния для достóйных сегó. Э́то происхóдит от тогó, что они́ не слы́шали, и́ли же не повéрили Пáвлу, говоря́щему, что «не ви́дел тогó глаз, не слы́шало ýхо, и не приходи́ло то на сердце человеку, что приготóвил Бог лю́бящим Егó. А нам Бог откры́л [э́то] Дýхом Свои́м; и́бо Дух все проницáет, и глуби́ны Бóжии» [1 Кор. 2:9-10]”.

Когдá же настáл восьмой день, как было скáзано, Госпóдь, взяв Петрá и Иáкова и Иоáнна, взошёл на гóру для моли́твы; потомý что всегдá и всех, включáя дáже сами́х Апóстолов, отсылáя, Он оди́н моли́лся, как было и тогдá, когдá Он пятью́ хлебами и двумя́ ры́бами накорми́л пять тысяч мужéй с женáми и детьми́: и́бо срáзу отпусти́в всех и всех Ученикóв понýдив войти́ в лóдку, Сам взошёл на гóру помоли́ться; и́ли же взяв с Собóю немнóгих, и то - превосходящих ины́х, когдá приближáлось время спаси́тельной Стрáсти.

Преображение Господне Прóчим Ученикáм говори́т: «Сиди́те здесь, докóле Я пойдý и помолю́сь. И взял Петрá, и Иáкова и Иоáнна с Собóю» [Мрк. 14:32-33].
И в дáнном слýчае тепéрь, вот, их одни́х взяв, возвóдит на высокую гóру наединé, и преобрази́лся перед ни́ми, то есть, пред их очáми. Что означáет: “преобрази́лся”? - говори́т Златоýстый Богослóв: «Приоткры́л, наскóлько Емý было угóдно, немнóго Своё Божествó, и показáл тáинникам обитáющего в Нём Бóга». Потомý чтó, как говори́т Лука: «И когдá моли́лся, стал вид лицá Егó ины́м»; «просвети́лось как сóлнце», как пишет Матфéй. Говори́т же: «как сóлнце», - не для тогó, чтóбы кто-нибýдь представля́л себé óный Свет в поня́тии чýвственного свéта, - прочь э́то ýмственное ослеплéние тех, которые отню́дь не в си́лах дáже и природные явлéния поня́ть бóлее возвы́шенно! - но для тогó, чтóбы мы познáли, что то, что солнце представля́ет для живýщих соглáсно чýвствам и ви́дящих соглáсно чýвствам, то для живýщих дýхом и ви́дящих духóвно представля́ет Христóс как Бог; и в э́том Богозрéнии для святы́х нет нужды́ в инóм свéте. Потомý что от вéчности Сам Он - Свет, а не инóй кто; какая же нуждá в инóм свéте для обладáющих вели́чайшим свéтом?

Во время же моли́твы Он таки́м óбразом просия́л и неизречéнным óбразом откры́л избрáнным из Ученикóв неизречéнный óный Свет, в то время, как при э́том присýтствовали верхóвные из Прорóков, дáбы яви́ть, что моли́тва явля́ется подáтельницей сегó блажéнного ви́дения, и дáбы мы познáли, что чрез приближéние к Бóгу, достигáемое добродéтелью, и чрез единéние с Ним нашего умá, происхóдит и явля́ется óное Осия́ние, дáемое и зри́мое для всех тех, которые путём усéрдного добродéлания и чи́стой моли́твы, непрестáнно простирáются к Бóгу. И́бо И́стинная и Прекрáснейшая Красотá, говори́т нéкто, может быть зри́мой тóлько для очи́стившего свой ум, поскóльку она отнóсится к Божéственному и блажéнному естествý, созерцáтель сия́ний и благодáтей которой, и сам воспринимáет нéчто от неё, впи́тывая в своё зрéние как бы нéкий я́ркий Свет; отсю́да и лицó Моисéя просвети́лось при бесéде с Бóгом.

Ви́дите, что и Моисéй преобрази́лся, когдá взошёл на гóру (Синáйскую), и таки́м óбразом уви́дел слáву Госпóдню?
Однáко егó преображéние происхóдило от воздéйствия на негó си́лы Бóжией и было, так сказать, пасси́вного характера, а не результатом действия внýтренней, присýщей емý си́лы, и то, до той стéпени, до какой егó допусти́ла тогдá надлежáщая мéра сия́ния И́стины ви́деть и вы́нести Свет Бóжий.
Госпóдь же наш Исýс Христóс внутри́ Себя́ имéл óное Сия́ние; поэ́тому и в моли́тве, осия́вающей тéло Божéственным Свéтом, не имéл Он нужды́, но э́тим он показáл: на основáнии чегó Святы́м будет приходи́ть озарéние Бóжие и каки́м óбразом онó будет созерцáемо и́ми; и́бо и прáведники просветя́тся, как солнце, в цáрстве Отцá их [Мф. 13:43], и таки́м óбразом всецéло став Свéтом Божéственным, как порождéния Божéственного Свéта, они́ ýзрят Христá Божéственно и неизречéнно сверхсия́ющего, слáва Божествá Которого, присýщая Егó природе, яви́лась на Фавóре как óбщая и для Егó тéла, вслéдствие еди́нства Ипостáси. Таки́м óбразом, и вслéдствие сегó Свéта Егó Лицó просия́ло, как солнце.

Но те, которые в нашей средé хвáлятся эллинской наýкой и мýдростью вéка сегó и предпочéтшие отню́дь не слýшаться духóвных мужéй в отношéнии учéний Дýха, и дáже проти́виться им, слы́ша про Свет Преображéния Госпóдня на горé, который ви́дим был для апóстольских глаз, срáзу же свóдят егó на чýвственный и твáрный свет, и принижáют на э́тот ýровень óный Свет, невещéственный и невечéрний и присносýщный, и превышáющий не тóлько чýвства, но и си́лу умá, - сами бýдучи ни́зменными и отню́дь не мóгущие представить себе ничегó вы́ше земнóго.

Хотя и Сам Он, Просия́вший тем Свéтом, яви́л, что он несотворéнный, назвáв егó «Цáрством Бóжиим»: и́бо Цáрство Бóжие не есть рáбское и твáрное; и́бо онó еди́ное из всех, которое не подвлáстно прави́телям, и неодоли́мо, и нахóдится по ту стóрону вся́кого времени и вéка. «Цáрство Бóжие, - говори́т нéкто, - не имéет обыкновéния начинáться и зави́сеть от каки́х-ли́бо векóв или времён».
Вéруем же, что таковы́м явля́ется наслéдие для тех, которые спасáются. Поскóльку же и Госпóдь, преобрази́вшись, просия́л, и яви́л славу и сия́ние и свет óный, и снóва придёт таки́м, каки́м был ви́дим Ученикáми на горé, то ужéли же [и́менно тогдá] Он получи́л нéкий свет в ви́де прибавлéния и которым будет обладáть на вéки, но которым [прéжде Своегó Преображéния] не обладáл? - Прочь, такая хулá! Потомý что так говоря́щий признáл бы во Христé три прирóды: Божéственную, человеческую и природу óного Свéта. Нет, не инóе какóе сия́ние Он показал, но то, которое имéл в Себé скры́тым. Имéл же Он скры́тое под плóтию сия́ние Божéственного естествá; так что, Свет óный явля́ется Свéтом Божествá и не есть сóзданный.
Поскóльку, как утверждáют Богослóвы, Христóс, преобрази́вшись, не воспри́нял тогдá нéчто, чем не был [до тогó], и не измени́лся в нéчто, чем не был [прéжде], но сделал э́то, явля́я Свои́м Ученикáм То, Что Он был, открывая им глазá и делая их из слепы́х зря́чими. - Ви́дишь ли, что физи́чески зря́чие óчи явля́ются слепы́ми для ви́дения óного Свéта?

Итáк, Свет тот не есть чýвственный, и зря́чие чýвственными очáми не могли́ прóсто егó ви́деть, но си́лою Божéственного Дýха они́ были предуготóвлены для ви́дения егó. Они́ были изменены́, и таки́м óбразом, уви́дели изменённую фóрму, не которая тóлько что появи́лась, но которую Он воспри́нял от самогó приобщéния к нашей природе, обожествлённой единéнием со Слóвом Бóжиим.
Отсю́да и Зачáвшая в дéвстве и Роди́вшая стрáнным óбразом, познáла рождённого от Неё Бóга, нося́щего плоть; тáкже - и Симеóн, как Младéнца прия́вший Егó нá руки, и стáрица Áнна, вы́шедшая в срéтение Емý; потомý что как бы чрез стекля́нные перепóнки явля́ла себя Божéственная си́ла, просвéчивающаяся для тех, которые имéют óчи сéрдца очи́щенными.

* * *

Почемý же из прóчих Он отбирáет верхóвных и возвóдит их, и то стрóго наединé? - Конéчно, для тогó, чтóбы показáть нéчто вели́кое и таи́нственное.

Ужéли же зрéние чýвственного свéта, которое вмéсте с остáвленными внизý и сáми избрáнные и прéжде восшéствия на гóру имéли, было бы вели́ким и таи́нственным?

Какая же им была бы нуждá в си́ле Дýха и, благодаря́ ей, приготовлéнию и́ли изменéнию их очéй для тогó, чтóбы уви́деть óный Свет, если бы э́тот свет был чýвственным и сóзданным? Ужéли же цáрство и слáва Отцá и Дýха выражáются в чýвственном свéте? Ужéли же в такого рóда слáве и цáрстве в бýдущем вéке придёт Христóс, когдá, мéжду тем, не будет нужды́ ни в вóздухе, ни в свéте, ни в мéсте и подóбных вещáх, но вмéсто всегó э́того, как говори́т Апóстол, нам будет Бог? Éсли же вмéсто всегó, то, конéчно, и вмéсто свéта; на основáнии сегó опя́ть обнарýживается, что óный Свет есть Свет Божествá; поэ́тому и наибогослóвнейший из Евангели́стов, Иоáнн, явля́ет в Откровéнии, что бýдущий óный и пребывáющий град «не нуждáется в солнце и лунé, чтóбы свети́ли в нём: и́бо слáва Бóжия просвети́ла егó, и свети́льник егó Áгнец» [Откр. 21:23].

Рáзве не я́вно нам показал он и здесь, на Фавóре, ны́не Божéственно преобрази&#&69;вшегося Исýса, Который имéл, вои́стину, как свети́льник, тéло; вмéсто же свéта - я́вленную на горé для восшéдших вмéсте с Ним слáву Божествá?
Но и о обитáющих в óном грáде он же говори́т, что они́ «не будут нуждáться ни в свéте от свети́льника, ни в свéте сóлнца, и́бо Госпóдь Бог просвещáет их. И нóчи не бýдет там» [Откр. 22:5].

Что же э́то за Свет, «у которого нет изменéния и ни тéни пременéния» [Иак. 1, 17]? Что же э́то за такой неизмéнный и невечéрний óный Свет? - Рáзве э́то не есть Свет Божествá? - Но и Моисéй и Илия́, и осóбенно Моисéй, который был душóю не сопряжённой со свои́м тéлом - как могли́ они́ быть ви́димы и прослáвлены чýвственным свéтом? И́бо и они́, «яви́вшись во слáве (сия́нии), говори́ли об исхóде Егó, который Он дóлжен окóнчить во Иеросали́ме» [Лк. 9:31]. Каки́м же óбразом опознáли их Апóстолы, никогдá не видáвшие их рáнее, éсли тóлько не си́лою óного Свéта, раскрывáющей [их ум к познáнию]? Но чтóбы нам не сли́шком утомля́ть ваше внимáние, остальны́е из Евáнгельских слов мы сохрани́м до времени всесвящéнного и Божéственного Жертвоприношéния.
Вéруя же так, как мы были наýчены тéми, которые были просвещены́ Христóм, то есть, - тéми, которые еди́ные обладáют совершéнным знáнием, - потомý что «тáйное Моé - для Меня́ и Мои́х», говори́т Бог через Прорóка, - итáк, прекрáсно вéруя так, как были наýчены, и разумéя тáйну Госпóднего Преображéния, пойдём к сия́нию óного Свéта и, возжáждав красоты неизмéнной слáвы, очи́стим óчи умá (души́) от земны́х сквéрн: презирáя все то прия́тное и замáнчивое, что непрóчно; что хотя́ и представля́ется слáдким, но доставля́ет вéчную мýку; что хотя́ бы и спосóбствовало красотé тéла, но дýшу-то облекáет в безобрáзную óную одежду грехá, по причи́не которой, бýдучи свя́зан по рукáм и ногáм тот, кто не имéл одéжды нетлéнного соприкосновéния [со Христóм], извергáется в óный огóнь и тьму кромéшную; от которой да избáвимся все мы осия́нием и познáнием невещéственного и присносýщного Свéта Госпóдня Преображéния, во слáву Егó и Безначáльного Егó Отцá и Животворящего Дýха, Котóрых единóе и то же сия́ние и Божествó, и слáва, и цáрство, и си́ла, ны́не и при́сно и вó веки векóм. Ами́нь.

 

 




ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project