«Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Выпуск 12 (октябрь 2017)


священноиерéй Вадим Коровин


Старый Хвалынск и святой Черемшан

«Всю́ду гóры меловы́е,
Освящённые Крестóм»
Олег Васин.


Откуда начался город Хвалы́нск

Север Саратовской области украшает удивительная местность - город Хвалы́нск и его окрестности. Это место обрело свою неповторимость не только из-за замечательно красивой и неповреждённой природы, но и благодаря́ глубокой вéре тех людей, которые и́здавна селились здесь.

Хвалынск Общий вид с Волги Фото М_Дмитриева 1894 г

Христиáнская духóвность положена в самое основание Хвалы́нска.

Начало бýдущему городу Хвалы́нску - селý Сосновый Остров (другое название - Соснóвка) - положил великий свети́льник и моли́твенник Русской земли́ митрополи́т Московский Алексий. В далёком XIV столетии он совершал поездку к монгольскому хáну для исцелéния его жены Тайдуллы от слепоты́. Тогда-то и благослови́л святи́тель это место и повелел основать поселение для лóвли рыбы, которую должны были доставлять в московский Чýдов монасты́рь.
Так возник бýдущий Хвалы́нск.

Пóзже с вóлжского прибрéжного óстрова Сосновка перешла на правый берег Волги и во временá Екатерины Второй получила стáтус гóрода с новым названием: Хвалы́нск.

XVII век: новые хвалы́нские поселенцы

В XVII - начале XVIII столетиях эти местá обжили переселенцы из Центральной России - старообря́дцы.
Люди, сохранявшие вéру дрéвних русских святы́х - вели́ких князéй Владимира-Крести́теля и Александра Нéвского, преподóбного Сéргия Рáдонежского, святи́теля Алексия Московского…, - оказались изгóями на родной земле.

Царь Алексей Михайлович и патриáрх Ни́кон по политическим мотивам провели реформу Русской Цéркви, изменив её чины́ и обря́ды. Были преданы анáфеме дрéвнее благочести́вое правослáвное предáние и все, кто осмеливался его держаться.
Из-за жестоких казней и массовых репрéссий, обрушившихся на правослáвных ревни́телей вéры, они были вынуждены бежать в самые отдалённые и глухие местá. Одним из них и стали окрестности Соснового Óстрова.

Соврéменные мемуари́сты вспоминают, что дáже в 1950-х годах приехать в Хвалы́нск по сýше было трудно, особенно зимой или в распýтицу. Единственный удобный способ был - плыть пароходом по Волге.
Можно себе представить, насколько труднéе было добираться до сих мест три столетия назад…

Сосновый Óстров (бýдущий город Хвалы́нск) и его окрестности привлекали старовéрческих бéженцев прекрáсной природой, плодородными пóчвами, рыбной ловлей, оби́лием родникóв с чистейшей водой, а главное - удалённостью от преследователей дрéвней правослáвной вéры.

Середина и конец XVII вéка ознаменовались первой волной массового бегства старовéров в эти местá. Кто-то поселился в самой Сосновке, други́е - в окрестностях, создав новые сёла - такие, как знаменитая Сосновая Мáза, - а кто-то по-отшéльнически обосновался в пещерах хвалы́нских меловы́х гор…
Пещера монаха-отшельника на Черемшане - Фото 2013г Одна из таких пещер - знаменитая «Пещера Монáха» - сохранилась до сих пор и является для старовéров святы́ней, а для туристов - излю́бленным местом экскурсий.
Последним из её жителей-монáхов был в конце XIX столетия стáрец-схи́мник Серафи́м, проживший в меловóй пещере дóлгие гóды, там умерший и там же на несколько лет погребённый, прослáвленный нетлéнием тéла... Прéжде же он был насéльником расположенной в двух верстáх от пещеры монасты́рской оби́тели, о которой мы и поведём чуть ниже наш рассказ.

XVIII век: новая волна переселения в Поволжье старовéров

Во временá Екатерины Второй, через сто лет пóсле жестокого разгрóма дрéвнего правослáвия, гонéния на время ослабли. Царица призвала старовéров заселя́ть необжитые зéмли Повóлжья.

Вид Спасо-Преображенского Ирги́зского монастыря́ Акварель 1837г СОМК

Началась вторая волна переселения. Из-за границы возвратилось мнóжество потóмков тех, кто бежал в старые гóды от преследований.
Тогда возникли новые монáшеские скиты́ на реке Ирги́з, превратившиеся в крупнейшие монастыри́, в духóвный центр старовéров России. Одно время на старообря́дческом Ирги́зе официально числилось только свящéнников до 200 человек!

XIX столетие: разгром Ирги́за и переселение монáхов на Черемшáн

Старообря́дческий монáх Ирги́зских
монастырéй Акварель 1837г СОМК В XIX столетии царь Николай I объяви́л новый “крестóвый похóд” против древлеправослáвия.

Старообря́дческих свящéнников объяви́ли внé закона, стали отлавливать и заточáть, закованных в цéпи, в холодные темни́цы далёких Соловкóв и в сырые каземáты Сýздальского тюрéмного зáмка.

Были разгрóмлены и переданы государственной цéркви Ирги́зские монастыри́ старовéров. Их насéльники разбежались кто кудá. Часть поселилась возле Хвалы́нска на речке Черемшáн, где со временем образовались новые небольшие монáшеские оби́тели.
Бывший казначéй ирги́зского монастыря́ отец Афанáсий стал первым Саратовским старообря́дческим епи́скопом. Он скрывался на Нижнем Черемшáне, в скитý мáтушки Повóльги, тóже бы́вшей насéльницы Ирги́за. Это время можно считать третьей, “монáшеской” волнóй старообря́дческой колонизáции Хвалы́нского крáя.

Образ жизни хвалы́нских старовéров

Русский религиóзный филóсоф Василий Розанов называл старовéров «последними вéрующими на земле».

Издрéвле повелось, что вся жизнь старообря́дца, весь его быт были пронизаны светом Христóвой вéры.
И́менно практическая жизнь по зáповедям Бóжиим, преображéние бы́та, освящéние дáже обы́денного - извéчные устремления вéрующего старообря́дца. Жизнь не рáди врéменного земного богатства, но для дéятельной любви, рáди спасéния души́ - вот что делом и словом исповéдовали ревни́тели древлецеркóвного благочéстия.
Стремление к благоукрашéнию церкóвного и домашнего обихóда сказывалось во всём: и в икóнописи, и в одежде, и в любовном пении церкóвных ги́мнов и народных “духóвных стихóв”, и в замечательных старовéрческих “хвалы́нских” нали́чниках (с тремя «свечáми» над каждым окном, во славу Святóй Трóице), и в прóчих украшéниях зданий, и дáже в настенных рóсписях жилых помещений (знаменитый «Дом со львом» в селе Попóвка - пример томý, а в былóе время расписаны были стены комнат во всех домах этого старообря́дческого селá).
Помощь нуждающимся, щéдрая благотвори́тельность, «тайная ми́лостыня» и́здавна характéрны для христиáн-старовéров.

Старообря́дческий храм Покрова Пресвятóй Богорóдицы в г_Хвалы́нске Открытка 1910-х гг Все эти качества старообря́дческие переселенцы проявили в полной мéре в «хвалы́нских предéлах».

Первым городским головóю Хвалы́нска в конце XVIII вéка стал Козьмá Михáйлов, известный старообря́дческий купéц и благотвори́тель, зять Екатерины Демéнтьевны Мы́льниковой, жившей в селе Сосновая Мáза и славившейся по всей Волге хлебной торговлей.
Мыльникова, прожившая до 95-летнего вóзраста (умерла в 1806 г.), построила старообря́дческую часóвню в Сосновой Мáзе, а сам Козьмá Михайлович - старообря́дческую цéрковь в Хвалы́нске. Пóзже он был одним из жéртвователей на строительство и новообря́дческого хрáма.

Старовéры составляли во второй половине позапрошлого вéка бóльшую часть населения Хвалы́нска: около 12 тысяч старообря́дцев из 17 тысяч горожáн.
Они широко занимались благотвори́тельностью, содержали за свой счёт богадéльни и прию́ты, основали фонды для благоустрóйства городских клáдбищ (старообря́дческого и новообря́дческого), и дáже фонд «вспомоществовáния беднéйшим деви́цам-невéстам Хвалы́нска».
Они построили прекрáсные жилы́е и дохóдные домá, 2 богадéльни, Сирóтский дом, мнóжество други́х зданий, определяющих неповторимый архитектурный óблик Хвалы́нска и до настоя́щего времени. Главным украшением гóрода и по сей день является краснокирпичное здание бы́вшей старообря́дческой Покрóвской цéркви постройки начала ХХ вéка (ны́не находя́щейся в пользовании общи́ны РПЦ МП). Домá купцóв-старовéров Михайловых, Шикиных, Пономарёвых, Абакумовых, Малининых и мнóгих други́х и ны́не рáдуют красотой архитектуры глаз хвалы́нцев и гостей гóрода. Дача Михайловых, известная как «зáмок в Ривьéре», - оригинальный памятник русского «модерна» - одна из важных достопримечательностей Хвалы́нска.

Начало и́ноческой общи́ны преподóбного Серапиóна

Отец Серапион Черемшанский - С фото 1890-х гг СОМК В 1861 году из далёкой Турции на Черемшáн приехали шесть и́ноков, среди́ которых особым рвéнием к Бóгу отличался стáрец Серапиóн, в мирý Симеóн Абачин, или Игнатьев (1823-1898 гг.).

В возрасте 18 или 20 лет оставил он саратовский óтчий дом, отправившись странствовать по монастыря́м. Посетив российские оби́тели, перебрался за границу, в Славский старообря́дческий скит - на территорию тогдашней Турецкой империи (ны́не - Румыния).
Став там и́ноком, отец Серапиóн в 1865 годý возврати́лся в Россию и посели́лся в окрестностях Черемшáна. Он был рукополóжен скрывавшимся на Черемшáне саратовским епи́скопом Афанáсием во свящéннический сан и создал небольшой мужской скит, тáйно располагавшийся в садý деви́цы Фёклы Евдоки́мовны Тóлстиковой (впослéдствии - и́нокини Фелицáты) при Мамонтовом ключе. Там были мéльница и плантáции фруктóвых деревьев, а монáхи числились при них рабóтниками. В деревянном фли́геле тáйно был раскинута похóдная цéрковь-палатка, где и́ноки ежедневно совершали служéние Бóгу.

Арест и тюремное заключение богомóльцев

5 сентября 1865 г. по чьемý-то донóсу полиция во время всéнощной слýжбы нагрянула в тáйную оби́тель и арестовала всех молящихся монáхов во главé с отцом Серапиóном. Хозяйку же сада, мáтушку Фелицáту, арестовали в Хвалы́нске, в её сóбственном доме, где так же тáйно действовал женский скит. Похóдная полотня́ная цéрковь-палатка и все богослужéбные принадлежности и облачéния были конфискованы.

Тюремный замок в Хвалы́нске С гравюры посл_четверти XIX в

Но Бог не оставил своим попечéнием ýзников и в заточéнии.

Случи́лось дело совсéм необычное: начáльник тюрьмы́, ужé сам стáрец, пожалел черемшáнских страдáльцев и разрешил получить от хвалы́нских старовéров богослужéбные книги и облачéния, святы́е икóны и всё, что необходи́мо для церкóвной слýжбы.
Неслы́ханное дело - тюрьмá сама превратилась в цéрковь, в новый монасты́рь, где и́ноки свободно моли́лись, не опасаясь преследования полиции, которая теперь дáже сама их охраняла!

Соврéменники описывали и ещё бóлее удивительное событие: в Пасхáльную ночь двери темни́цы были открыты для всех горожáн, желающих встретить «Вели́к день» вместе с черемшáнской брáтией.
«Христóс воскрéсе!» - огласи́лось мрáчное узи́лище песнопéниями свéтлого праздника.

Тюрéмное заключение и́ноки отбы́ли в течение трёх лет, а от публи́чного телéсного наказания рóзгами по «Высочáйшему манифéсту» были освобождены: гонéц принёс царский манифéст о запрете телéсных наказаний в тот момент, когда стáрцев вы́вели на площадь и палáч ужé приготовился к экзекýции...
У́зники были отпущены с наложéнием штрафов, а впослéдствии дáже и опрáвданы Сенáтом…

Основание Свя́то-Успéнской оби́тели

В 1871 году отец Серапиóн вернулся в прéжнюю оби́тель, но вскóре купéц-старовéр Иван Дмитриевич Пономарёв отписал на имя игýмена свой плодóвый сад, а прилежáщий к нему участок земли́ был вы́куплен у купчи́хи-вдовы Курановой купцóм Архипом Дмитриевичем Веховым и тóже подáрен монастырю́.

Мужская общи́на, оставив прéжнее место и́нокине Фелицáте и её жéнскому скитý, перешла тогда на новые зéмли, выше, за горой от Мамонтова ключá, и стала называться Свя́то-Успéнским мужским скитóм.
Были построены сначала два деревянных келéйных кóрпуса, в одном из которых на первом этаже была небольшая молéнная, где расставляли похóдную цéрковь и служи́ли литурги́и. Потóм вы́строили ещё ряд деревянных корпусов и мелких кéлий, мéжду которыми во мнóжестве били родники́, наполняя небольшие прýдики и собираясь в большой пруд в восточной стороне монастыря́.
Оби́тель разрасталась, и́ноков и бельцóв становилось всё больше. К концу XIX столетия их было óколо ста двадцати. Для полноценного молéния стала нужнá большая цéрковь, но постройка церквéй законами тогó времени старовéрам была строго воспрещенá…

Как построили Успéнский собóр

...Однáко Бóжий прóмысел не подвлáстен человеческим законам.

Атаман Гончаров с казаками-некрасовцами - С литографии XIXв Неожи́данно для мнóгих оби́тель обогатилась необы́чным насéльником, - как его называли, “казáчьим генералом”, последним атамáном Некрáсовского казáчьего вóйска, находи́вшегося в Турции.

Óсип Семёнович Гончарóв - человек многотрýдной и пои́стине святóй христиáнской жизни, неустáнный ходáтай за свой казáчий народ, собеседник и турецкого султáна, и имперáтора Франции, и двух русских царей - решил заверши́ть свою жизнь на родине прéдков.
Узнáв о монасты́рской беде, он по своемý дáвнему обы́чаю снова стал ходáтаем перед верхóвными властя́ми - теперь ужé за черемшáнских богомóльцев.
Вы́хлопотав аудиéнцию у самогó Александра II, стáрец, убелённый седи́нами и украшенный орденáми («турéцкими! - русским мужикам орденóв не дают», - как замечал писатель Гéрцен, тщéтно пытавшийся привлéчь некрáсовцев к революционной борьбé), предстáл перед грóзным имперáтором. Он прекрáсно пóмнил, что несмотря́ на весь либерали́зм Александра, царь уже дóлгие гóды отказывался выпустить из каземáтов Сýздальской монасты́рской тюрьмы́ старообря́дческих архиерéев-некрáсовцев, схваченных во время войны́ на территории Турции. Ведь сам Гончаров многокрáтно писал из Турции царю́ прошéния об этом, но неизмéнно получал жёсткий откáз…

Но Бог ми́лостив, смягчи́л на этот раз сердце держáвного влады́ки. Император благосклóнно внял прóсьбе седóго казака, ми́лостиво разреши́в черемшáнским старовéрам вы́строить в оби́тели каменный двухэтажный собóр, вопреки́ официальным запрети́тельным законам.
Вернувшись победителем в оби́тель, старый казак принял и́ноческий пóстриг с и́менем Иоасáф и ýмер на рубежé 1879 и 1880 годов, не дождавшись свéтлого дня освящéния цéркви. Его моги́ла, прóзванная в народе “генерáльской”, осеня́емая высоким белым осьмиконéчным крестóм, была на полугорé при въезде в монасты́рь, к севéру от строившегося собóра. Ря́дом постепéнно разрослóсь монасты́рское клáдбище…

Вид на старообрядческий Свято-Успенский монастырь с северной стороны - Фото Д_Г_Финогеева ок_1884г СОМК

Деньги на строительство цéркви собирали “всем ми́ром”, а главным жéртвователем стал славный москвич-меценáт Козьмá Терéнтьевич Солдатёнков.
Собóр освящáли в октябре 1881 года пять старообря́дческих архиерéев: саратовский епи́скоп Амбрóсий, казанский влады́ка Пафнýтий, живший постоя́нно вместе с ним в монастырé, и три великих страдáльца за вéру, только что вы́пущенные из Сýздальской монасты́рской тюрьмы́, - святы́е исповéдники Аркадий, архиепи́скоп Слáвский, Конон, епи́скоп Новозы́бковский, и Генадий, епи́скоп Пéрмский.

Аркадий безви́нно томи́лся за вéру в сыром каменном каземáте 27 лет, Конон - 23 года, Генадий - 18 лет. Не поми́лованные, несмотря́ на многочи́сленные прошéния и ходатайства “царём-освободи́телем”, они были вы́пущены на вóлю новым имперáтором-“реакционéром” Александром III по ли́чному ходатайству грáфа Льва Николаевича Толстóго. Четвёртый их соýзник - епи́скоп Али́мпий Тульчи́нский, измождённый заточéнием, не дожил до свéтлого дня, предáв дýшу Бóгу в темни́це…
Престарéлые и измученные до крáйней стéпени (епи́скоп Конон уже и на ногах стоя́ть не мог!), страдáльцы первым дéлом поехали на Черемшáн и освяти́ли там Успéнский собóр. Круг времени замкнýлся: живы́е мýченики положили на престóл нового хрáма части́цы мощéй дрéвних христиáнских мýчеников!

Успенский мужской монастырь Общий вид - Фото М_Дмитриева 1894г

Собóрный храм находи́лся недалекó от монасты́рского пруда. Он был вы́строен из кирпича, в два этажа, с двускáтной крышей, увéнчанной четырёхгрáнной бáшенкой, вмéсто кýпола накрытой шатрóвой крóвлей с крестóм; но влáсти вскóре повелéли снять с хрáма и крест, и “кýпол”.
Стéны были оштукатýрены, вокрýг окон сделаны лепны́е фигýрные нали́чники.

В цéркви было два престóла: верхний - вó имя Успéния Бóжией Мáтери, нижний - вó имя Покровá Пресвятóй Богорóдицы. Лестница на второй этаж первоначáльно была открытой, чуть пóзже был вы́строен кирпичный пристрóй с тремя вхóдами: в угловую комнату-сторóжку, в нижний Покрóвский храм и верхний Успéнский.
Óба этажа изоби́ловали святы́ми икóнами, как новонаписанными, так и дрéвнего письмá, в том числе принесёнными с разорённого Ирги́за.
Успéнский храм (лéтний) украшали великолепны́й шестия́русный иконостáс, трёхъя́русное узóрчатое паникади́ло, две хорýгви, мнóжество икóн, подвéчников и лампáд. Нижний (зи́мний) храм тóже поражáл взор свои́м благолéпием и дрéвностью свои́х святы́х образóв.

О святóм Серапиóне

Прорись иконы преподобного Серапиона Черемшанского Отéц Серапиóн вои́стину был аскéтом, то есть, добровольным мýчеником рáди Христá. Никто не видел, когда он отдыхáет. Под одеждами он носил на гóлом теле тяжёлые железные вери́ги.
В течéние мнóгих лет ежеднéвно совершáя святýю Литурги́ю и причащáясь (а слýжба с келéйным моли́твенным прáвилом составляла не мéнее 12 часов в сутки!), он находи́л ещё время и силы руководи́ть монастырём, посещать больны́х и́ноков, читать брáтии поучéния и толковáния Святóго Писáния, а также каждый день принимать десятки посетителей - нуждáющихся в материальной помóщи и в духóвном совете людей.

Соврéменники, дáже и не старообря́дцы, опи́сывают о. Серапиóна как очень свéтлую ли́чность, человека весьмá трудолюби́вого и отзы́вчивого на боль людскýю. Ни один прося́щий не уходи́л от стáрца с пустыми руками, так что казначéй монастыря́ о. Феодóсий дáже пеня́л настоя́телю: почтó, мол, тратишь имéние оби́тели на очередного попрошáйку?! Отéц же Серапиóн отвечал неизмéнно: «Бог с ним! Ему надо, пусть возьмёт. А нам Госпóдь ещё подáст!».
И в сáмом дéле, чем больше ми́лостыни раздавал о. Серапиóн, тем бóлее пожéртвований приходило в его оби́тель. А после его смерти, когда бережли́вый Феодóсий при́нял настоя́тельство, оби́льная ми́лостыня тóтчас оскудéла, оскудéл вскóрости и сам монасты́рь…

Нетленные мóщи

Преподóбный Серапиóн престáвился 7 января 1898 года.

На погребéние его собралось бóлее тысячи человек из разных мест России. В последний путь святóго архимандри́та провожал целый сонм священнослужи́телей: 8 свящéнников и 2 диáкона - во главé с епи́скопом. Тело было положено в склéпе.
Крыша часовни-склепа преподобного Серапиона перед олтарём Успенского собора - С фото рубежа XIX и ХХ вв А через 10 лет прошёл слух о нетлéнности мощéй святóго Серапиóна. Член СУАК (Саратовской учёной архи́вной комиссии) Сампсóн Иванович Быстрóв, бы́вший секретарём Саратовского старообря́дческого епи́скопа, в сопровождении диáкона и одного миряни́на, по благословéнию архиерéя освидéтельствовал в склéпе мóщи святóго в 1908 годý.

И тело, и облачéния, и гроб основáтеля монастыря́ оказались совершéнно нетлéнными! Утаи́ть чýдо было невозмóжно, и в слéдующем году в журнале «Цéрковь» опубликовали статью об освидéтельствовании мощéй.
С тех пор мнóгие палóмники стали приходи́ть к нетлéнным мощáм преподóбного Серапиóна, лежавшим в открытом гробу в подвале небольшой часóвни-склéпа за олтарём Успéнского собóра. Они моли́лись святóму, получáя по вéре проси́мое. Извéстно, напримéр, что в монастырé люди избавлялись от бесновáния и психи́ческих расстройств. Родни́к у жили́ща святóго («Пономарёвский ключ») почитáлся целéбным.

О женских оби́телях Черемшáна

Карта Черемшана Нач ХХв - ХКМ И́здавна, с первой четверти XIX вéка, на Черемшáне существовал женский скит в дóме и садý, принадлежавших семье купцóв Кузьминых-Михайловых, который после разгрома Ирги́за возглавляла мáтушка ПовóльгаНижний Черемшáн»), а пóзже в черемшáнских окрестностях были сóзданы новые женские оби́тели - Введéнский монасты́рь игýмении Фелицáты (Фёклы Евдокимовны Тóлстиковой - родственницы знаменитых купцóв Михайловых, бы́вших одно время градоначáльниками Хвалы́нска) и ряд бóлее мелких скитóв:
«Платонидин, Нижний - Елесин, Верхний - Енафин, Маргаритин (Христрождéстенский): между “австри́йскими” скитáми - оби́тель “проезжáющих”, т. е., беглопопóвцев, а нéсколько поóдаль застряла в горах оби́тель федосéевского соглáсия (безпопóвцев). Все эти оби́тели и скиты́ полумесяцем окружают Верхний мужской Черемшáн с двух сторон» [Л. Мизякин. Черемшáн. - Саратов, 1909].

Матушка Фелицáта перенесла свой домашний женский скит из Хвалы́нска в загородный сад у Мамонтова ключа, откуда ушли на новое место и́ноки-мужчины во главе с о. Серапиóном, и там, после смягчения законодательства по отношению к старовéрам, чуть пóзже Успéнского собóра была возведена каменная Введéнская цéрковь с южным Никóльским приделом.
На втором этаже здания находи́лась зимняя кéлья игýмении, откуда был выход на хоры, где и моли́лась во врéмя служб настоя́тельница… Лéтняя же кéлья её - двухэтажный дóмик с мезони́ном - стояла фасáдом к южной стене хрáма (храм ны́не си́льно перестроен, а лéтняя кéлья игýмении в очень вéтхом состоянии ещё сохранилась почти́ без изменений).

После цáрского укáза 1905 года о веротерпи́мости старовéрам была данá свобода постройки церквéй, и Введéнский храм обрёл куполá и колокóльню (а Успéнский собóр мужского монастыря́ украсился кýполом).
Черемшáн процветáл «я́ко крин сельныи», слава о нём распространя́лась по Повóлжью, и по всей древлеправослáвной Руси́…

Сердце правослáвного старообря́дчества

Епископ Евлогий Уральский и Оренбургский - бывший настоятель Черемшáнского мужского монастыря - Фото нач ХХв Если московское Рогóжское клáдбище стояло во главé старообря́дчества России, то Успéнский собóр и Серапиóнов монасты́рь можно по праву назвать его духóвным сердцем.
Сюдá стекались тысячи палóмников со всех концов нашей страны. Это место, по свидетельству соврмéнников, почитáлось христиáнами как “земнóй рай”, как “новые Палести́на и Иеросали́м”.

В монастыря́х велась ежеднéвная многочасовáя церкóвная слýжба по дрéвним устáвам, процветáли “изя́щные искусства”: писались икóны в стари́нном стиле и реставрировались дрéвние памятники икóнописи, изготовля́лись на них замысловáтые би́серные и жемчýжные оклáды, переписывались и украшались “ли́цами” (иллюстрáциями) богослужéбные, пéвческие и поучи́тельные книги, которые искýсные мастерá одевали в красивые кóжаные переплёты с узóрным тиснéнием и брóнзовыми застёжками.
Умелые мастери́цы шили богослужéбные облачéния и пелены́ для хрáмов.
Замечательная школа черемшáнских церкóвных певцов, исполнявших по “крюковы́м” книгам дрéвние богослужéбные песнопéния, слáвилась на всю Россию.
Здесь обучались пению, икóнописи и церкóвному устáву мнóгие бýдущие служи́тели Бóжией Цéркви.

Мальчики из малоимýщих семей получали в мужском монастырé не только прию́т и пропитáние, но и начáльное образование, оттачивали нáвыки бýдущих церкóвных чтецóв, певцов, руководи́телей служб.
Девочки же в оби́тели мáтушки Фелицáты учились ещё и ведéнию домашнего хозяйства, поварскóму искусству и рукодéлиям.
И, конéчно, - все дети обучались церкóвной и граждáнской грáмоте.

Насéльники Черемшáна яви́ли пример и́стинного служéния Бóгу в сочетании моли́твы и постá с созидáтельным трудом.
И́ноки, крóме вышеопи́санных чи́сто церкóвных ремёсел, занимались тáкже садоводством в монасты́рских садáх: разводи́ли разные сортá яблок, груши сорта «Бергамóт», виноград, малину и други́е я́годники. Любовь и бережное отношение к природе позволяли черемшáнским насéльникам без вся́кого ущéрба для неё пользоваться Бóжиими дарáми.

Художник В_Э_Борисов-Мусатов на берегу пруда на Черемшане - С фото ок 1903 г Монастыри́ служи́ли летней резидéнцией для старообря́дческих епи́скопов Саратова, Самары, Уральска и дáже для всероссийских Московских архиепи́скопов.
Здесь проходили церкóвные собóры, порой дáже общероссий́ского масштаба. Отсю́да, из удивительно свéтлых и тёплых черемшáнских лесóв, в лéтний период осуществлялось духóвное руководство всем мнóгомиллионным российским старообря́дчеством.
Сюдá как к незамутнённому духóвному источнику прибегáли писатели и художники: В. Э. Борисов-Мусатов, создавший здесь в 1903 году свой шедевр «Изумрýдное ожерéлье», вошедший в золотой фонд Третьяковской галереи, К. А. Федин и други́е. Здесь черпал вдохновéние художник И. С. Горюшкин-Сорокопудов, здесь получал у монáха-иконопи́сца Варсонóфия уроки дрéвнерусской жи́вописи прослáвленный К. С. Петров-Водкин…

Закат Черемшáна

Детская трудовая колония им. Джона Рида. Американский журналист А_Рис-Вильямс и воспитанники колонии Верхний Черемшáн Фото 1925-26 гг Но всё в этом мире непостоя́нно.

Политические бýри ХХ вéка не обошли стороной и Черемшáнских святы́х оби́телей.

В первые же гóды после Октябрьской революции атеисти́ческая власть изъя́ла Успéнский монасты́рь у вéрующих, преврати́в часть его территории в ячéйку создаваемого ГУЛÁГа - трудовую коммýну-колóнию для малолéтних престýпников им. Джóна Ри́да.

Мóщи св. Серапиóна брáтия перенесла во Введéнский монасты́рь.

В сентябре 1926 года влáсти приступили к окончательному уничтóжению Успéнского монастыря́, решив создать на его базе «дом отдыха трудя́щихся».

Строительство пищеблока на месте снесённой часовни-склепа - Фрагмент рисунка июнь 1926г Икóны и ýтварь из верхнего (Успéнского) хрáма были вы́везены в старообря́дческий храм селá Сосновая Мáза (который был тóже потóм разорён), из нижнего (Покрóвского) - в краевéдческий музей Хвалы́нска, а бóльшая часть просто была расхи́щена.
Пóзже, к весне 1929 года, монасты́рские здания были отданы под дом отдыха «Черемшáн №1». Успéнский собóр перестроен под пищеблóк со столовой и лечебные кабинеты. Верхний храм собóра разделён на второй этаж и мансáрду со мнóжеством мелких камóрок.
И́ноческие кéлии, нéкогда прию́т духóвных трудóв и моли́тв, заполнились отдыхающими. На месте снесённой часóвни-склéпа преподóбного Серапиóна пристроили к бы́вшему хрáму пищеблóк. На моги́ле атамáна Гончарова и други́х стáрцев была устроена танцевальная площадка...

На Черемшанском пруду Дом отдыха Черемшан №1 - С фото 1930-х годов ХХМ

Поредевшая и́ноческая общи́на Успéнского мужского монастыря́ была вы́нуждена осенью 1926 года перемести́ться на территорию пока ещё не разогнанной оби́тели покóйной игýмении Фелицáты (откуда и́ноки ушли́ почти́ полвéка назад).
Сама же мáтушка Фелицáта, создательница Введéнского монастыря́, родившаяся в 1828 году, пережила и царские гонéния, с трёхлéтним заключением в тюрьмý, и крáткий период предреволюциóнной свободы, дожи́в до начала 1920-х годóв...

Физзарядка в доме отдыха Черемшан №3 - Фото 27 сентября 1939г ХХМ

4 октября 1929 года Введéнский монасты́рь был тóже наси́льственно закрыт и превращён в дом отдыха «Черемшáн №3», а насéльники его ушли́ кто куда: в Хвалы́нск, на Урал, в Сибирь, в ещё не разорённые скиты́…

Ны́не на месте фелицáтиной оби́тели нахóдится запустевший санаторий «Родни́к».

Черемшан Остатки мельничного колеса - Фото нач 2000-х гг Там сохранилась перестроенная до неузнавáемости цéрковь (куполá и колокóльня снесены́, с востока сделана пристройка, храм разделён на 2 этажа…). Сохранились вéтхая деревянная лéтняя кéлья мáтушки Фелицáты, остатки полуразрýшенных корпусов монастыря́.
В 2008 году недалекó от бы́вшей цéркви установлен Поклóнный Крест, освящённый старообря́дческим всероссийским митрополи́том Корни́лием...

И́нокиня Порфи́рия, бы́вшая на Черемшáне когда-то молодой послýшницей, ужé в преклóнном вóзрасте, в 1990-е годы, приехав из Ижевска на Черемшáн, рассказала саратовским одновéрцам мнóгое из его истории и указала на пригóрке в лесу место, почитáвшееся моги́лой преподóбного Серапиóна, нетлéнные мóщи которого в 1924 годý были тáйно захорóнены: опасáлись их изъя́тия и поругáния безбóжными властя́ми…

Черемшáнское наследие

Как уже ск?№225жзано, в 1920-е гóды стараниями хвалы́нских музейных работников и усéрдием нéкоторых старовéров часть прекрáсных икóн Черемшáна обрела прию́т в новом краевéдческом музее (надеялись стáрцы оттýда их потóм возврати́ть)...
Архимандри́тская шапка-ми́тра преподóбного Серапиóна, его лéстовка (чётки из кожи, по которым считал поклóны святóй), редчáйшие рукопи́сные и старопечáтные книги, тя́жкие кóваные вери́ги - “умертви́тели и́ноческой плóти”, замечательные по красотé и одухотворённости дрéвние икóны, церкóвная ýтварь - вот наслéдие святóго Черемшáна, храни́мое поны́не в краевéдческом и художественном музеях Хвалы́нска…

Черемшанская экспозиция в Хвалынском краевéдческом музее - Фото 2013г

Итáк, икóны частью попали в музей, частью пропáли. И́ноки и́згнаны, кто-то из служи́телей был арестован и сги́нул безвéстно...
На месте порýганных святы́нь забурлила “новая жизнь”. Где была цéрковь - оказалась столовая; вмéсто склéпа святóго - пищеблóк; где были моги́лы стáрцев, бежавших от “прéлестей ми́ра”, - площадка для мирски́х танцевальных забáв…

Мемориальная доска на здании Успенского собора - Архивное фото 2013г Но и порýганное, святóе место хранило благодáть: христиáне приходили сюдá тайкóм помоли́ться, а отдыхавший в санатории люд, походи́в по святы́м местам Черемшáна, подышáв его живи́тельным воздухом, напившись воды́ из целéбного родникá, получал облегчéние от самых рáзных болезней - дáже без вся́ких лекарств! - ошеломлённые же врачи списывали причину сегó на “природный микрокли́мат” жемчýжины Повóлжья...

В нелёгкие годы Великой Отечественной войны́ бы́вший монасты́рь при́нял в свои́ стены десятки эвакуи́рованных белорусских детей, а Успéнский собóр стал на время тыловы́м гóспиталем для бойцóв за Рóдину…

После войны́ собóр в очередной раз перестроили, прилепи́в двухэтажную деревянную пристройку, потóм был в нём пожар…
Последняя переделка прошла в середине 1970-х, и снóва профсою́зная здравница звала на отдых трýжеников заводов и полей… Строились новые корпусá и лéтние “дáчи”, старые ли́бо латáлись, ли́бо сноси́лись, как был разрýшен дрéвний корпус №4…

«Возвращение»

Молитва старообрядческого митрополита Корнилия перед Поклонным Крестом на Черемшане - Июнь 2008г Так прошлó без мáлого сто лет.

После “перетройки и ускорéния” санаторий «Черемшáны-1» потихóньку захирéл, обанкротился и был закрыт, здания его отошли́ к оздорови́тельному центру «Пещéра монáха».
Стоявшие ещё наря́дные деревянные постройки - келéйный корпус, келáрня и фли́гелёк - были вскóре спи́саны в ути́ль, но три стáрых каменных здания сохрани́лись. Это корпусá номер 2 и 3, где в старинý жили монáхи (в последнем, в восточной крáйней кéлии второго этажа, - и сам святóй Серапиóн), а глáвное - многострадáльное здание Успéнского собóра.

Правослáвные старовéры и рáньше упóрно посещали святы́е черемшáнские местá для моли́твы, а теперь, пóльзуясь восстановлéнием свободы вероисповедáния, нáчали совершáть и крéстные ходы́.
Приезд на Черемшáн в 2008 годý московского митрополи́та Корни́лия вдохнови́л замечательного халы́нского художника Сергея Серова написать монументáльное полотнó. Он прорóчески назвал его слóвом «Возвращéние»: самá Святáя Русь возвращается на Черемшáн…

Митрополит Корнилий открывает выставку Черемшан Возвращение - Москва октябрь 2016г Вéрующие возобнови́ли прéрванные в 1990-е гóды попы́тки вернуть утрченные святы́ни, но это оказáлось делом совсéм не просты́м. Однáко, “кáпля кáмень тóчит”, и дело наконéц сдви́нулось с “мёртвой тóчки”.
Это произошлó только тогда, когда над старообря́дческим монасты́рским кóмплексом Верхнего Черемшáна нави́сла угроза полного разрушéния. Весной и летом 2016 года были снесены́ два старéйших монасты́рских кóрпуса и фли́гель, начата подготовка к снóсу здания Успéнского собóра, однáко э́тому помешала активная позиция как старообря́дцев России и Зарубéжья, так и дéятелей культуры и искусства, вставших на защиту святы́ни. Они создали в 2016 годý Инициати́вную группу по возрождéнию Черемшáнского старообря́дческого кóмплекса, доби́вшуюся признания Успéнского собóра объектом культурного наслéдия, подлежáщим государственной охрáне.

Всем ми́ром святы́ню удалось отстоźть. Неудиви́тельно: ны́не Черемшáн - еди́нственный в мире сохранившийся старообря́дческий монасты́рский комплекс вторóй половины XIX вéка. Уникальные лакони́зм и стрóгость архитектурных форм его зданий были продиктованы запретом тогдáшних государственных властéй на установку куполóв, колокóлен и крестóв на старообря́дческих хрáмах. На Черемшáне сформировался свой осóбый монасты́рский стиль, чем он и интересен для историков архитектýры.

Этому рубéжному историческому собы́тию предшéствовал сбор подписей под пети́цией в защиту черемшáнских святы́нь от разрушéния на имя самогó Президéнта России.

В Москве, в Рогóжской слободé, осенью 2016 гóда саратовские и хвалы́нские старовéры открыли выставку христиáнских дрéвностей и живопи́сных картин «Черемшáн. Возвращение». А 21 января 2017 года её посети́ли губернатор Саратовской области Валерий Радáев и вице-губернатор Игорь Пивоваров с первым заместителем руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Дýме Федерáльного Собрáния РФ Николаем Панкóвым.

Председатель ГД РФ В_В_Володин и Митрополит Корнилий - 1 августа 2017г Рогожский посёлок

Наи́более вáжную роль в возвращéнии Успéнского собóра вéрующим сыграла поддержка их прóсьбы Председателем Государственной Дýмы России Вячеславом Викторовичем Володиным.
7 апреля 2017 г. при́нято истори́ческое для всегó старообря́дчества решение: губернатор Саратовской области В. В. Радаев в день праздника святóго Благовéщения подписал распоряжение о передаче здания Успéнского собóра на Черемшáне Хвалы́нской старообря́дческой общи́не. Э́тому весьмá спосóбствовали встречи старообря́дческого митрополи́та Корни́лия с В. В. Волóдиным в августе 2016 г. и В. В. Путиным в марте 2017-го.

Встреча Президента России В_В_Путина и митрополита Корнилия 16 марта 2017г

Несомнéнно, большýю роль в решении вопроса о передаче собóра сыгрáла активная позиция представителей творческой интеллигéнции Хвалы́нска, Саратовской области и други́х региóнов России и Зарубéжья.
Для э́той цéли, как уже было вы́ше отмечено, была создана Инициати́вная группа по возрождéнию старообря́дческого комплекса в Черемшáне. Старовéры осóбо благодáрны хвалы́нским краевéдам А. В. Наумову, А. С. Антропову, сотрудникам Хвалы́нского музея краевéдения и карти́нной галерéи, а тáкже представителям культурной интеллигéнции Москвы, Саратова и други́х городов России, специалистам разли́чных направлéний, любителям русской истории рáзных и убеждений, за поддержку прáвого дéла.

Двойной праздник и добрые надежды

Рáдость охвати́ла старовéров России, Румынии, Австралии и други́х стран, когда на праздник Благовéщения они получили благýю весть о возвращéнии Успéнского собóра.
Это естéственно, ведь Черемшáн был и остаётся святы́ней для русских правослáвных людей - старообря́дцев. Дáже в гóды советского безбóжия из окрéстных сёл, преодолевáя пешкóм десятки километров, и́стые богомóльцы шли в святы́е дни к его разорённым оби́телям, чтóбы помоли́ться Бóгу, помянýть прéжних монасты́рских подви́жников, прикоснýться сердцем к завéтной старинé.

И ны́не старовéры совершáют сюдá палóмничества, проводят крéстные ходы́ и верят в бли́зость полноцéнного возрождéния здесь духóвной жизни, восстановлéния мужской и женской оби́телей.

И́нок Павел с свящéнниками и насéльниками Черемшáнского монастыря́ на крыльце Успéнского собóра. 18 июля 2017 г. Фото иерéя Михаила Родина.

9 мая 2017 года, впервы́е пóсле почти́ вековóго перерыва, в Успéнском собóре старообря́дцы провели́ водосвя́тный молéбен, воздви́гли Поклóнный Крест в честь преподóбного Серапиóна, совершили заупокóйное поминовéние усóпших насéльников черемшáнских оби́телей и всех христиáн, пáвших на полях сражений Великой Отечественной войны́. Ведь здесь в те годы размещался эвакуациóнный гóспиталь и проходили лечение совéтские вóины, сражавшиеся за нашу óбщую Рóдину.
Неразры́вная связь поколéний, связь времён - вот чем крепкá Русь, чем богто и слáвно правослáвное старообря́дчество.

29 июля состоялся очереднóй Черемшáнский Крéстный ход с послéдующей всéнощной воскрéсной слýжбой в Успéнском собóре, а 13 сентября 2017 г. Совéт митропóлии Русской Правослáвной Старообря́дческой Цéркви постанови́л учреди́ть Свя́то-Успéнский мужской монасты́рь на Черемшáне, исполня́ющим обя́занности игýмена назначен и́нок Пáвел (Горчаков).
Ужé создалáсь монасты́рская христиáнская общи́на, начаты неотлóжные работы по сохранению здания Успéнского собóра и восстановлéнию и́ноческой оби́тели.

Сохраним и возродим святы́ню!

Черемшáн цéнен не только для старообря́дцев. Это - неповтори́мый памятник истории и культуры, единственный сохранившийся в мире монасты́рский комплекс старовéров второй половины XIX вéка.

Успéнский собóр - уникáльный памятник своей эпóхи.

Предстои́т его слóжная реставрáция, для которой необходи́мы и немáлые денежные средства, которыми мéстная общи́на вéрующих сейчас не располагáет, и помощь меценáтов и трýжеников-добровóльцев…

Затеплилась ны́не и́скра жизни в умирáвшем собóре. Засвети́лись надеждой глазá прихожáн.
Дай Бог не затýхнуть сей святóй и́скорке, не поги́бнуть э́той вы́страданной надежде!...

* * * * *               * * * * *               * * * * *

Свято-Успенский Серапионов мужской монастырь на Черемшане находится по адресу:
Россия, 412784, Саратовская область, Хвалынский район, пос. Санаторий «Черемшаны-1»
 
Телефон: +7 (927) 160 59 03
 
Духовни́к монастыря́ – епи́скоп Григóрий, Тóмский и Енисéйский.
 
С 13 сентября 2017 г. обязанности игýмена исполняет и́нок Пáвел (Горчаков).

Монасты́рь óстро нуждается в помощи как денежными средствами, так и натуральными пожéртвованиями и безвозмéздным физическим трудом. Пожéртвования можно передавать лично или направля́ть почтой.

В связи́ с врéменным отсутствием банковского счёта, денежные переводы на развитие монастыря́ можно отсылать на карты Сбербанка:

СберVISA № 4276 5600 1727 1067
 
получатель: Коровин Вадим Анатольевич
 
СберVISA № 4276 8560 1019 0498
 
получатель: Родин Михаил Михайлович
Яндекс.Деньги 410014539592764
 
Примечание при переводе: «Черемшан»

СПАСИ ХРИСТОС!

 

 



ПОИСК В ИНТЕРНЕТ
 
 

 
  ©  2004 –  Сайт «Чёрный монах»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2010 –  «Вифлеемъ - Дом Хлеба»
Ссылка при цитировании обязательна
©  2004 –  Дмитрий Чапуровский
Ссылка при цитировании обязательна
  Flag Counter   Рейтинг@Mail.ru Рассылка сайта 'Чёрный монах' Студия ARST Project